История Кинермы хорошо прослеживается, начиная с середины VI века, когда, по сведениям Писцовых книг, она относилась к Олонецкому погосту и входила в состав вотчинных владений Новгородского митрополита. Дважды деревня подвергалась разрушению в периоды шведских набегов, в конце XVI – начале XVII века.

Называя сожжённые шведами во время похода 1582 г. поселения на Ведлозере, писец замечает, что в деревне «на Кинелмы Самсонково, она ж Михалково» в двух из восьми только что разрушенных дворов крестьяне «Кирилко Микулин и Кирилко Микитин уже хоромы ставят.


К деревне ты подъедешь –   Посмотри окрест.

Сколько здесь простора! Сколько здесь небес!

И святое место притягивает взгляд

Старинная часовенка - духовности заряд!

Именно с этих слов начинался праздник, посвящённый Кинерме, замечательной карельской деревне, в которой наш поисковый клуб «Север» работал этим летом. По приглашению двух неравнодушных сестёр из древнего рода Егоровых, Надежды Калмыковой и Ольги Гоккоевой, мы приняли участие в восстановлении исторического облика деревни: делали каменную ограду, готовили и реставрации старый дом Вакуловых, приводили порядок территорию. Благодаря сестрам, деревня получила второе рождение: 1998 г. под руководством главного архитектора Оулу Каари Нискасаари здесь работают финские студенты. По инициативе Каари появился и финский проект «Дома Олонии», рассчитанный до 2006 г. Немного позже был создан карело-финский проект «Ведлозерье. Кинерма», как результат соглашения между государственным центром по охране и использованию памятников министерства культуры РК, комитетом по искусству губернии Оулу и администрации местного самоуправления Пряжинского района. На сегодняшний день в деревне отремонтирован центральный колодец, обновлены в некоторых домах наличники, отреставрирован Дом Вакуловых, приведена в порядок баня Калмыковых, заменено крыльцо в часовне.

С этого лета деревню узнала и Россия: сюда приезжали даже москвичи. Деревенский туризм – дело для Карелии новое, и начинается оно не случайно здесь, в Кинерме, Таких деревень в Карелии много, но только здесь нашлись люди неравнодушные.

Кроме того, планируется создать здесь этнографический музей, школу ремёсел, проводить курсы игры на кантеле и карельского языка. Обязательно приедет ещё сюда и наш поисковый клуб, для которого Кинерма стала по-настоящему дорогой и близкой, но будет уже работать в рамках Международного карельско - финского лагеря. 

Данная работа – попытка обобщить собранные за 2 лета материалы, связать их в одно целое. Практическое же применение её будет заключаться в том, что она станет основой очередной экскурсии, а также будет передана в Музей этнографии в Кинерме.

В своей работе я опиралась на 2 источника: материалы четырёх архивов и газетные публикации. Много сведений я подчеркнула из личного архива Кузнецовых и своего школьного архива, а также архива Госцентра по охране памятников и Национального архива. Я ещё начинающий исследователь, поэтому большая роль принадлежит моему научному руководителю Любови Владимировне. Кроме того, эта работа - и труд моих товарищей по клубу, которые работали вместе со мной в летнем поисковом лагере «Память и время», собирали материалы и выпускали страничку «Старшеклассник».

Актуальность предлагаемой работы вижу в том, что это не просто написанный доклад, а и наш вклад, наша лепта в общее дело Возрождения нашего Отечества, нашей России.

 «История Кинермы хорошо прослеживается, начиная с середины VI века, когда, по сведениям Писцовых книг, она относилась к Олонецкому погосту и входила в состав вотчинных владений Новгородского митрополита (1, стр. 7). Дважды деревня подвергалась разрушению в периоды шведских набегов, в конце XVI – начале XVII века. Называя сожжённые шведами во время похода 1582 г. поселения на Ведлозере, писец замечает, что в деревне «на Кинелмы Самсонково, она ж Михалково» в двух из восьми только что разрушенных дворов крестьяне «Кирилко Микулин и Кирилко Микитин уже хоромы ставят. Остальные шесть дворов ещё стоят пусты» (6, л. 771). Упоминание о местоположении деревни позволяет отождествлять её с 4-х – дворным поселением, существовавшем на 20 лет ранее «На том же Ведлозере Самсонково – посиденье» (6, стр. 73). Сличение имён крестьян также подтверждает это. В одном из дворов в начале 60-х годов XVI века, согласно документу, жил Микулко Захаров. По всей видимости, именно его сын Кирилко Микулин одним из первых восстановит разорённое шведами через 20 лет родовое гнездо (6, л. 771).

Второй раз деревня была разграблена в начале XVIII века: в 1616 г. здесь было только 3 крестьянских двора. И вновь в одном из первых возродившихся дворов – Михалко Кирилов, внук Микулки Захарова, жившего здесь столетие назад. Даже в 1628 г. деревня ещё не восстановлена полностью – в ней всё ещё пустует «два места дворовых». Лишь в XIX веке начался стабильный рост населения и уже к 1870 году здесь 14 дворов, а к началу XX века – 22 двора (1, стр. 7).

Но в 1930-х годах и особенно в 1960-х годах начался процесс деградации Кинермы. По состоянию на 1991 год в деревне утрачено 5 домов (из 22 существовавших в начале столетия) (1, стр. 7). Сейчас в деревне всего 17 домов и 7 бань. Постоянно здесь живут только семья Ершовых и Анна Ивановна Гаврилова. Остальные приезжают только на лето. 

Кинерма – интереснейший памятник народного деревянного зодчества карелов, один из примеров традиционных поселений Карелии.

Кинерма - «драгоценная земля» - можно так дословно перевести с карельского языка. Земли вокруг деревни действительно жирные и богатые. Даже у домов, утоптанные, они мягки и сочны, каблук легко тонет (4, стр. 8).

Поэтому надо полагать, что было две причины возникновения здесь деревни: плодородные земли и транзитная дорога, ведущая на Кинелахту. Кроме того, считаю, что 1,5 км от озера – это не такой уж большой путь для выносливого и работящего кинермца.

Относительно названия есть и другой вариант его возникновения. Ольга Гоккоева считает, что Кинерма – состоит из «мяки» - гора, Киннер – имя. Но «ма» можно перевести и как «маа» - земля Киннера.

От семьи Ершовых (Антонины) мы услышали очень интересную легенду происхождения деревни. По мнению местных жителей, Кинерма – центр Вселенной, потому, что сюда, к местной часовенке, вели все пути от других часовен Ведлозерья. Рассказывают, что Бог привёл сюда добрых и работящих людей, которые и обосновали здесь деревню. В качестве доказательства нам показывали карту с обозначением всех ранее существовавших часовен в Ведлозерье. Действительно, в Кинерме все ниточки от них сходились. Есть и версия, что название произошло от кузнеца по имени Киннер.

Часовня Смоленской Богоматери. Небольшая по объему, с изящной маковкой купола, часовня горделиво возвышается среди величественных елей, свидетелей древних событий. Часовня не только украшает деревню, она – естественный её центр. Как справедливо заметили архитекторы, изучавшие деревню, «Выразительный и характерный облик поселению придаёт архитектурно – ландшафтная доминанта – часовня Смоленской Богоматери и еловая роща, окружённая оградой из камней.

Вот как выглядит часовня в их описании: «Прямоугольный в плане храм состоит из более высокого объема молитвенного помещения под двускатным покрытием, притвора и галереи, на которую с каждой стороны ведёт одновсходящее крыльцо под навесом на столбах.

Здание обшито. Окна обрамлены развитыми наличниками классического типа с набивными ромбами. Причелины двух видов: простые с выпружкой на конце и составные из двух досок с городковой контурной порезкой. Подуар галереи со сквозной и контурной резьбой, столбы – переменного квадратно – восьмигранного сечения. Здание рублено в обло с повалами, крыша – самцово – слеговая с кровлей из 2 слоёв дороженного тёса и шифера. Полы и потолки из плах по балкам. Оконные и дверные колоды – трёхкосящатые с сопряжением сверху – в ус, внизу – прямо.

Храм разновременен. Его ядро – разновысокая клетская часовня с галереей датируется второй половиной 18 века. В 19 веке была разобрана звонница, утрачено северное крыльцо, крышу покрыли шифером. Часовня – типичное для юго-западной Карелии развитая культовая постройка, представляющая историко-архитектурную ценность».

Подробное описание специалистов привела полностью, чтобы осталось цельное впечатление и чтобы самой в дальнейшем разобраться в архитектурных тонкостях.

О возникновении кинермской часовенки есть очень интересная легенда, которая сохранилась благодаря кантелисту и рунопевцу Евдокиму Фёдоровичу Гаврилову. Сказывают, проходил воин по деревне и обронил свой крест на поле. Подобрали его местные жители и отнесли в другое место, но на следующее утро крест снова нашли там же. Так было несколько раз. И поняли жители Кинермы, что лучше поставить часовню Смоленской Богоматери именно на этом месте. Таким образом, место это святое, особенное. Рядом с часовней посадили 13 (по числу апостолов) елей. «Местные жители утверждают, что, когда в России происходят какие-либо катаклизмы, ели рядом с часовенкой падают. Например, после Чернобыльского взрыва одно из деревьев рухнуло. Сейчас рядом с часовенкой растёт 10 елей, а в прошлом году местные жители посадили ещё несколько деревьев. Они очень любят свою часовенку. И даже в тяжёлые советские времена не дали разрушить святыню деревни. Да и часовня, как говорят жители, охраняла их от бед: во время сталинских репрессий их деревенских не пострадал никто, хотя Кинерма считалась зажиточной деревней…

Раньше в часовне был очень красивый иконостас. И находилась здесь одна икона Христа, которая, когда на неё падал свет, начинала светиться, как бы озаряя светом другие иконы. К сожалению, большинство икон пропало, и к сегодняшнему дню их осталось всего четыре».

Любовь к святыне и трепетное отношение к ней местных жителей отразилось в следующем: 10 августа ежегодно они отмечают большой праздник – День Смоленской Богоматери, который стал и Днём деревни.

Как жили кинермцы? Чем же занимались жители деревни? В писцовых книгах мы читаем, что крестьяне «сеют в поле ржи пол – 3 коробки… ловят же крестьяне летом неводами, сетями, котцы , зимой – неводами большими…».

Жители занимались хлебопашеством, охотой, рыболовством, домашним ремеслом. Рыбу ловили в озере Ведлозере, ламбушках сетями, удочкой, неводами.

Люди здесь жили очень трудолюбивые и умелые, добрые и гостеприимные, талантливые рунопевцы и мастерицы. Финский академик Пертти Вирттаранта, собирал образцы карельской речи, побывал в Кинерме, записывал Е. Гаврилова, и дедушку сестёр Кузнецовых, Ивана Васильевича Егорова, рассказчика сказок. Архив дедушки и сейчас хранится в Финляндии. А бабушку запомнили мастерицей, умела она ткать из льна, и прясть, и вязать, и шить, и стряпать – владела традиционными для карельской женщины уменьями (4, стр. 9). 

Умела она ткать одеяла из овечьей шерсти, что характерно только для южных карел.

Готовя к реставрации дом Вакуловых, очищая чердак и подвалы, мы с ребятами обнаружили множество ценных экспонатов, предметов старины, отличающихся великолепной художественной отделкой.

Немало ценный предметов хранится и в доме Надежды Калмыковой. Всё это – свидетельство богатой духовной культуры карельского народа.

В годы советской власти в Кинерме был колхоз «Красная Кинерма». Выращивали картофель, овёс, овощи. Была конюшня.

В 30-е годы, как уже упоминалось, никто их деревенских не пострадал. Но число жителей стало постепенно уменьшатся.

В Великую Отечественную войну Кинерма находилась в оккупации. В самой Кинерме солдат не было, комендатура была в Ведлозере. О том, как начались военные события в этом районе, нам рассказала Ершова Анна Ивановна 1931 г.р. ей тогда было 10 лет. Как только жители узнали, что финны находятся в Юргилицы, все спешно собрали свои пожитки и отправились в сторону Паннилы (в 6 км от Кинермы). Там и заночевали. Через деревню проходили русские солдаты, которые посоветовали спрятаться в лесу. Взяв всё, что можно, даже скот, жители ушли в лес и прожили там неделю. Когда продукты кончились, решили посмотреть, что случилось с деревней. Один старый дед пошёл туда и встретился с финскими солдатами. Те успокоили, что никого не тронут. Все жители вернулись. В деревню им раздали в аренду землю, лошадей, ничего плохого не делали. Анна Ивановна 3 года училась в финской школе, которая была в Ведлозере. Там же учился её будущий муж Иван Алексеевич. Финны учили добросовестно, относились строго. Особенно им запомнились 2 момента: отношение к хлебу и к воровству. Ивану Алексеевичу на всю жизнь запомнился случай с хлебом. Финская учительница нашла валявшуюся корку хлеба и стала выяснять, кто выбросил. Не найдя виновного, она поставила учеников в ряд и, глядя всем в глаза, стала водить хлебом перед носами детей. Метод оказался эффективным, и виновный был найден. Урок запомнился, и хлеб больше не разбрасывали.

Как уже говорилось выше финнов в самой Кинерме не было. Все органы управления находились в Ведлозере, там же располагался районный штаб полиции. Начальником штаба был младший лейтенант Ханкала. Не так далеко, в Панниле (в 6 км) находился подведомственное отделение штаба. Всеми делами в деревне заправляли старосты, которых часто меняли. Из документов Госархива узнаём, что в «период оккупации финны проводили политику закабаление и эксплуатации оккупированного населения. - в 1942 году. Все лучшие земли забрали для своих финских хозяйств, а крестьян заставили ежедневно работать по 8 часов на своём хлебе, выплачивая за это до 40 марок мужчинам, до 35 женщинам и до 25 марок подросткам, а весь урожай забирали себе. Из урожая личного хозяйства оставляли зерно по установленным им нормам: 9 – 15 кг – взрослым, 6 – 7 – иждивенцам и 4 кг – детям, а остальной урожай забирали себе. 

Финские войска, как вспоминают Ершовы, ушли спокойно, даже предупредили жителей, чтобы те на всякий случай ушли в лес. Особых претензий местные жители, пережившие оккупацию, и финским властям не имеют, так как те их не обижали.

По данным личного архива Кузнецовых знаем, что 15 жителей Кинермы не вернулось с войны. Из них 8 пропало без вести (Список погибших – в приложении). В дальнейшем планируется установить на стене часовни мемориальную доску с именами погибших кинермцев.

Представленная работа – первая попытка обобщения собранного материала. Особое чувство испытываешь, когда пишешь о том, чему сам был свидетелем и что сам делал собственными руками. Возрождение деревни началось на наших глазах, и мы надеемся, что клуб «Север» сделает ещё немало славных дел на кинермской земле.

Материал был написан Нифантьевой Софьей на конкурс юношеских исследовательских работ им. В.И. Вернадского 2001-2002 г. 

Материалы о Карелии и не только

Уха для генералов
Можно ли рассчитывать на успех операции, если военную стратегию диктует не боевая обстановка, а соображения политики? Замена ...
Катя Синицына
Кому интересно, каково солдату, изнуренному службой, и что он думает, когда с мешком сахара в полтора раза увесистее себя прет ...