Собрались как-то юргилицкие мужики в середине восемнадцатого века на одной из завалинок за жизнь поговорить. Обсудили все насущные вопросы, и уже начали было по домам расходиться, как тут слово взял молодой, только недавно сочетавшийся браком крестьянин Иван Осипов. Взял слово и начал говорить.

 

Сначала сбивчиво, торопливо, потом всё увереннее и твёрже, да так, что невольно привлёк внимание всех присутствовавших. Говорил он о том, что некоторые молодые семьи в последнее время самоустраняются от естественного воспроизводства населения, и если так будет продолжаться, то далеко не только до демографического взрыва, но и вообще каких-то реальных перспектив для Юргилицы, как населённого пункта. И хотя много в его речи было умных и незнакомых слов, цифр и ссылок, но всё же смысл сказанного доходил до мужиков, и они время от времени понимающе кивали своими нестрижеными головами и одобрительно хмыкали.

– Так нам лет через двести и детские садики, и МТС, и школу – всё позакрывают! Жить некому будет, и на ферму ходить перестанут даже скотники! Надо рожать, мужики! – сказал Иван, и от этих слов некоторые почувствовали приятную тяжесть внизу живота. В подтверждение своих слов Осипов привёл данные из последнего опроса жителей соседних деревень. Так, например, в некоторых деревнях до сих пор не начали подготовку к нападению французов в 1812 году, предстоящие через несколько лет эпидемии оспы и холеры также внушали опасение. Многие женщины, ссылаясь на нехватку мужиков, вообще заговорили о феминизации, а случай, происшедший 8 марта 1762 года вообще можно отнести к разряду скандальных. Тогда женщины из одного неблагополучного семейства в грубой форме заставили своих мужиков три часа подряд доить стадо коров без предварительного смазывания ладоней. Только чудо спасло бедолаг.

– Лично я сегодня же поговорю с Агафьей, и, думаю, она меня поддержит! – сказал Иван.

Иван Осипов (1739-1792) сдержал слово. Вместе с женой Агафьей они родили и воспитали четверых детей: Ивана (1767-1787), Наталью (1763), Ефима (1778-1812) и Лазаря (1772-1849). Иван умер молодым, Наталья всю жизнь просидела в девках, а вот Ефим с Лазарем постарались на славу и выполнили наказ отца, последними словами которого были: «Рожать! Скоро некого будет в рекруты брить!».

Ефим женился на Агафье Карповой (1776-1838). Первым у них родился Алексей (1798), вторым стал Клементий (1800). Потом родилась дочь Акулина (1801), а в 1803 году снова сын – Лукьян. Закрепить успех Ефим решил рождением ещё одного сына. Так появился Емельян (1805). Посчитав, что одной дочки маловато будет, родили вторую – Агриппину (1810-1856). А жирную точку Ефим поставил посмертно – родился Василий (1813). «Хватит с меня», – подумал он и умер буквально в день вторжения Бонапарта, как бы в знак протеста.

Алексей Ефимов женился 4 февраля 1819 года на дочери крестьянина д. Габозеро Евстафия Тимофеева – Евфимии Евстафьевой. Брак оказался непродолжительным, т.к. 4 мая 1825 года Евфимия умерла от горячки, причиной которой могло быть что угодно. Недолго думая, Алексей горевать не стал, а уже 31 августа женился второй раз – на вдове из д. Речное устье Ксении Аверкиевой (1787). К сожалению, господь не был щедр к Алексею в плане детей.

Немного преуспели и Клементий Ефимов с женой Матрёной Платоновой (1799). Известно лишь об одной их дочери – Акулине (1828) и одном сыне – Григории (1833). Лукьян только начал формироваться как личность, а его уже забрали в рекруты и желания не спросили. Емельян в 1824 году нашёл себе жену в д. Панниле – Анну Богданову, однако семейного благополучия у них тоже не получилось – в 1828 году ряды рекрутов пополнил и он. Акулина 8 июля 1818 года совсем молоденькой выскочила замуж за своего сверстника – односельчанина Марка Лукина. Бог обделил детьми и эту пару. Агриппина незаконно (без брака) родила себе дочку Авдотью (1830), сходила замуж, овдовела и родила мальчика Акакия (1839), который прожил год и умер от той же пресловутой загадочной горячки.

Честь семьи постарался не осрамить Василий Ефимов, который родился уже после смерти отца и слов его (а, тем более, слов деда Ивана) лично не слышал. Однако на генном уровне он их принимал и политику повышения рождаемости поддерживал. Василий женился на Марии Леонтьевой. В муках родились дети, но счастья не появилось в его доме. Сын Ануфрий – первенец – родился в 1840 году, а через 4 года умер от оспы. Сын Кир (1844) не прожил и года, опять оспа. Сын Сосипатр тоже не оказался долгожителем. Ещё одна попытка, появился Тимофей. Родился в июне, в ноябре умер (1850) от банальной горячки. «К чёрту всё!», – подумала Мария Леонтьева и умерла от чахотки 24 марта 1853 года. «Безутешный» вдовец тут же поехал в Корбинаволок и сосватал там дочку крестьянина Созонта Антропова Елену Созонтову (1826), на которой и женился 29 января 1854 года. И снова счастье молодожёна было непродолжительным. Вскоре, 3 июня 1856 года он и сам умер от чахотки, которой заразился, по-видимому, от первой жены.

Так и не получилось ни Ефиму, ни детям его оставить достойный след в истории. Надежда оставалась только на Лазаря. На Лазаря Иванова, т.е. Ивановича.

Лазарь женился на Вассе Ивановой (1765-02.06.1814) – дочери крестьянина из д. Хлевнаволок Ивана Акимова. Первенец не заставил себя ждать, и назвали его Евдокимом (1797-1846). Потом были Минодора (1798), Георгий (1801), Дометий (1802), которые следа в истории не оставили по простой причине – естественный отбор и жестокая реальность не оставили этим детям никаких шансов на выживание. 5 февраля 1804 года появилась Агафья, а спустя три года, 8 ноября 1807 года – Степанида. Жизнь стала налаживаться, но 20 июня 1814 года умирает Васса, и Лазарь, выдержав траурную паузу около года, 25 мая 1815 г. вновь женится. На этот раз он выбрал крестьянку из д. Гаройлы – вдову первобрачную Софью Иванову (1792-28.08.1850). Снова начали у Лазаря рождаться дети. 14 марта 1816 г. – Дарья, 9 мая 1818 г. – Лукерья (Гликерия), 10 мая 1820 г. – Симон, 7 июня 1823 г. – Акилина и 17 июня 1825 года родился последыш – Елисей, который прожил 4 года и 23 декабря 1829 года умер от оспы.

Агафья вышла замуж и уехала жить в д. Куккозеро 28 марта 1828 года. Акилина переехала в д. Кинерму (Кинельму), выйдя замуж за крестьянина Вукола Акимова 7 июня 1840 года. Степанида всю жизнь до глубокой старости (до 65 лет!) просидела в девках, но наказ дедушки Ивана выполнила сполна. Бог дал ей пятерых детей и, думается, от пятерых же отцов. Первым был Пётр (1832), в 1854 году отданный в рекруты. Вторым – Абрам (1834), третьим – Сидор (1841). Потом пошли девочки: Елизавета (1846) и Агафья (1852). Разумеется, все они стали Богдановыми. Пётр до службы успел жениться в 1851 году на Анастасии Фотиевой (1831) из д. Куйкки-ниеми Суоярвского погоста – дочери Фотия Гаврилова и родить дочь Ефимию, но это не спасло его и «откосить» не удалось. Сидор Богданов 16 января 1863 года нашёл своё счастье в д. Кинерме в лице дочери Варфоломея Гаврилова Федосьи Варфоломеевой (1843). Родили они четверых детей, но выжили только двое: Всеволод (1864) и Пимен (1866). Алексей (1870) и Яков (1879) умерли, не прожив и года, один от простуды, второй – от оспы. Времена были такие злые. Евдоким женился на дочери Марка Иванова из д. Ржаной наволок – Анисье Марковой (1801-1866). Брак заключили 13 ноября 1819 года. Дочка Евдокия появилась на свет не скоро, лишь спустя 6 лет, 1 августа 1825 года. Жизнь девочки получилась короткой, в возрасте 16 лет она скончалась от той же пресловутой горячки 1 января 1841 г.

Более продолжительная и содержательная жизнь была уготована Михаилу, родившемуся 17 мая 1827 г. Возмужав, влюбился он в односельчанку Фёклу Карпову (1816), красавицу и спортсменку, которая хоть и была старше Михаила возрастом, но выглядела совсем девчонкой. Одна беда – замужем была Фёкла, и сын у неё подрастал. А в те времена, не принято было вероломно вторгаться в чужую семью, и Михаил время от времени, случайно встречая Фёклу на улице, лишь провожал её грустными унылыми глазами, облизывая при этом свои солёные от слёз губы, да вздрагивал во сне, когда она снилась ему по ночам. Ситуация изменилась самым решительным образом после того, как внезапно в 1849 году муж Фёклы Павел Фокин приказал долго жить, оставив её и малолетнего сына Стафея со словами: «Живите и размножайтесь без меня!». Поняв, что теперь он может ухаживать за Фёклой, без страха быть битым, Михаил приосанился и начал уделять ей недвусмысленные знаки внимания, и заставил-таки безутешное сердце молодой вдовы вновь обрести ощущение уверенности в завтрашнем дне. Однако на этот раз на дороге встал пожилой свекор, отец умершего Павла Фока Корнилов. Он решительно запретил Фёкле приводить в свой дом чужого мужика и, ссылаясь на то, что аморальное поведение матери губительно действует на неокрепшую психику ребёнка, указал ей на дверь, а внука объявил своим наследником и оставил жить вместе с собой. Фёкла на радостях побежала под венец с Михаилом и 7 февраля 1851 года стала ему женой, переехав к нему для постоянного проживания и совместного ведения хозяйства. Так появилась у Михаила Евдокимова семья, и он был очень рад, что вместе с женой ему не пришлось приводить в свой дом ещё и пасынка. Ровно через девять месяцев появилась дочка, назвали её Анной (1851), следом родился сын Мокей (1853), который прожил три летних месяца и умер в августе того же года. На следующий год родился сын Евсей (1854), затем дочь Параскева (1856). Потом были Яков (1858) и Прокопий (02.1861-08.1861), повторивший судьбу старшего брата Мокея. Впоследствии Евсей и Яков создали свои семьи: первый женился на Марии Трифоновой из д. Речное устье, а другой далеко ходить за невестой не стал – женился на Степаниде Ерофеевой из своей родной Юргилицы.

Евдоким Лазарев с Анисьей Марковой родили ещё много детей. Это Иван (1829), Ермолай (1830), Агриппина (1838-1839), Дорофей (1832) и Меланья (1833). Но это уже другой рассказ, а про Фёклу Карпову я рассказал потому, что через Стафея Павлова – родоначальника моей фамилии – она приходилась мне прапрабабушкой.

Лукерья Лазарева тоже пыталась улучшить демографическую ситуацию, не выходя замуж. Каждые три года, начиная с 1842 года, она рожала детей, но выжила только одна дочь – Евдокия (1842), а Михаил (05.1839-09.1839) и Харитина (1844-1845) умерли младенцами.

Не рассказал я пока только об одном наследнике Лазаря Иванова – сыне Симоне. Восполняю этот пробел немедленно. Ещё когда только он родился, Лазарь произнёс слова, ставшие крылатыми и перепетые потом легендарным поп-дуэтом «Чай вдвоём»: «Глаза похожи на папу», и объявил во всеуслышание, что отказывается от своих авторских прав в плане наименования фамилии в пользу сына Симона. С тех пор как у Симона появилась жена, появилась и фамилия, живущая по сей день, хотя в те времена (середина 19-го века) по материалам переписи населения (ревизии 1858 года) фамилия у них была более популярная – Гагарины. И Симон был Лазарев Гагарин, и Михаил был Евдокимов Гагарин, женатый, как я уже упоминал, на моей прапрабабушке. А Симоновы появились чуть позже. Но это только по документам.

Жену Симон взял в д. Погостской Ведлозерского прихода, дочь крестьянина Дорофея Семёнова Устинью. Поженились они 30 января 1841 года, а уже в апреле 1842 родилась Иринья. Потом были Матрёна (1844), Евсей (1847) и, наконец, интересующий нас Корнелий Симонов, родившийся 5 сентября 1848 года (по старому стилю).

Корнила (Корнелий) женился на Параскеве Максимовой. У них родился сын Павел, умерший, как тогда часто происходило, в младенчестве из-за недоразвитости педиатрии от таинственного «родимца». Несмотря ни на что, Корнелий до конца своих дней оправдывал своё звучное имя. Были ещё у него дети. И не один. И жёны были. Второй женой Корнилы была Федосья Иванова. И наказ прадеда Ивана Осипова Корнила исполнял до конца. Если б он не умер 29 июня 1911 года от водянки, не остановился б на этом. Последнего сына он родил в шестидесятилетнем возрасте, но тот появился на свет таким слабым, что не смог сопротивляться суровой действительности заключительных дней существования самодержавия и торжеству распутинской вакханалии – скончался через одиннадцать дней, успев только получить имя Пётр (1909). Но в промежутке между первым и последним умершими сыновьями-младенцами, оставил Корнелий и вполне здоровое и жизнеспособное потомство, судьба каждого из которых нам известна и интересна. Например, сын Устин (1895) отслужил в гвардейском Семёновском полку, а этой чести удостаивался далеко не каждый желающий. Революция 1917 года поставила крест на его военной биографии, чему он был только рад, и уже 10 ноября того же года он благополучно женился на Александре Даниловой (02.04.1898) – дочери крестьянина своей родной деревни Юргилица Данилы Самсонова, которая, как теперь говорят, дождалась своего возлюбленного со службы и тоже была рада случившейся революции, как будто сама неоднократно пострадала за её идеалы. У них родился Павел. Павел Устинович Симанов – отец Зои Симановой.

Известно нам и имя Василия Корнилова (Василия Корниловича) (27.07.1901). Его сын Михаил Васильевич Симонов был добрым товарищем моего отца до последних дней своей жизни. Они ушли друг за другом, причём моему отцу долгое время боялись сообщать о смерти друга, т.к. известие могло его сразить наповал. Впрочем, нечто подобное и произошло.

Марфа Корнилова (Марфа Корниловна) (18.06.1904) была, на моей памяти, любимой бабушкой Наташи Артемьевой (Натальи Брынза).

 

-----------------

 

Покосившиеся домики трёх перечисленных персонажей так и стоят в центре деревни рядышком, как напоминание о своих хозяевах, которых, к великому сожалению, конечно, давно нет с нами. Почти никого не осталось и из потомков, а если и остались, то мало кто вспоминает про такое местечко – Юргилица.

P.S. Все даты указаны по старому стилю.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Комментарии   

 
0 # Евгений 23.03.2016 15:22
Очень интересно про родные места и людей оттуда прочитать.Такя давняя и родная история и столько времени прошло.Вспомина ются знакомые люди,общались с ними,знали их,были они намного старше,но мудрые и знающие и много видевшие...
Ответить
 

Материалы о Карелии и не только

1993 год. Празднование юбилея Ведлозерского хора
Описание: Село Ведлозеро. Юбилей Ведлозерского хора празднуют в местном Доме культуры. К сожалению, Ведлозерского хора, как и ...
Экономика Костомукшского городского округа. ОАО «Карельск...
Хозяйственную основу Костомукшского городского округа составляют действующие на территории 778 предприятий и организаций, из ...