Зарождение административного устройства. Включив Карелию в состав своего государства, Великий Новгород приступил к налаживанию управления ее землями. При этом он столкнулся с большими трудностями. Во-первых, территорию края активно осваивали и карелы, и вепсы, и русские, и в XIII в. этот процесс только начинался. Поэтому основной инструмент государственной власти на местах - церковно-приходская структура погостов - лишь со временем, по мере продвижения крестьян на север, распространилась на все земли Карелии. Так, на Белом море только в 1470-х годах встала церковь Успения Богородицы в Кеми и возникла Кемская волость (погост), простиравшаяся от беломорского берега до района Костомукши, где она граничила со шведской Финляндией. Во-вторых, изначально население Карелии являлось многоэтничным, и каждый народ сохранял свою самобытность, которую Великий Новгород должен был учитывать при управлении. В результате в Карелии Новгород выделил две административные области, в соответствии с тогдашними границами проживания карелов и вепсов.

Первоначально, с 1227 г. государственную власть на землях карелов осуществлял новгородский архиепископ и присланные им в центры погостов священники. На местах государственные налоги собирала быстро феодализировавшаяся племенная знать корелы. Тогда же на востоке края, пока русские крестьяне не заселили окраинные земли веси на Онежском озере, прямая власть Новгорода заканчивалась погостами по берегам Свири и на Олонце. Налоги тут собирали и выплачивали старейшины веси.

Только в середине XIII в. на коренных землях проживания вепсов и карелов окончательно сложились две новые административные области Великого Новгорода: Обонежский ряд и Корельская земля. Первая объединяла погосты вепсов, а вторая - приладожских карелов.

Обонежский ряд. В середине XIII в. из погостов в Присвирьи и на Олонце образовалась административную область Обонежский ряд.

В конце 1250-х гг. в Новгороде произошли народные волнения, связанные с установлением ордынской дани. Их погасил срочно приехавший в Новгород князь Александр Ярославич Невский. Он заключил с новгородскими боярами соглашение -“рад”. По этому договору бояре были вынуждены выплачивать повышенные налоги, но взамен новгородский князь лишался права на сбор налогов с богатейших двинских земель республики, сбор которых переходил к новгородцам. Кроме того, князю передавалось право на сбор налогов и суд в новых административных областях, одной из которых и были земли вепсского Присвирья и Олонец. Но своими доходами здесь князь был вынужден делиться с архиепископом, так как церковь имела право на получение десятины - десятой части от всех государственных налогов. В связи с этим между новгородским князем и архиепископом был заключен особый договор под названием “Обонежский ряд”. Традиционно Обонежским рядом стала именоваться и новая административная область проживания вепсов в Присвирье и на Олонце.

К церквам на вепсские погосты приезжали княжеские управленцы и судьи из Новгорода. Судьями являлись сотские из числа боярской знати самого Новгорода. Другим управленцем в Обонежье стал новгородский архиепископ. Владыка имел право на объезд приходских церквей по всей епархии, контролируя моральное состояние паствы и разбирая повседневные насущные дела и споры. В Обонежском ряде княжеские налоги и судебные пошлины все время сокращалось, поскольку новгородские бояре устраивали на этой территории свои вотчины, а с вотчин налоги и судебные штрафы шли в казну Новгорода и в карманы новгородской знати.

Новгород устраивал управление на местах по своему усмотрению, в зависимости от собственных интересов. Например, весь погост на Олонце назывался Рождественским Олонецким по именованию церкви Рождества Богородицы. Но государственные власти Новгородской республики управляли только в восточной половине большого Олонецкого погоста. В то же время западная, приладожскую часть Олонецкой равнины и северо-восточный берег Ладоги стал особым церковным округом под названием Олонецкий стан. Его центром стала Ильинская церковь на Олонце. Архиепископ управлять этими землями не только церковно-пасторски, но и вполне по государственному.

Остальные земли Обонежья постепенно становились вотчинами новгородского боярства и монастырей   . Но общины заключали с вотчинниками договоры о видах, размерах и сроках уплаты податей.

В вотчинах сохранилось общинное самоуправление. Крестьяне выбирали из своей среды старост, которые защищали общинное землевладение и промыслы от захватов со стороны, а также улаживали внутриобщинные споры, собирали налоги и феодальные подати. Таким образом, с учреждением в восточной половине Карелии погостов произошел переход от первичного управления через племенную верхушку веси к государственному управлению властями Новгорода и местными старостами. Очевидно, что часть старост погостов была потомками родоплеменной знати веси - точно также, как новгородские сотские из русских боярских кланов являлись прямыми потомками древней славянской знати Новгорода. Аристократическая республика управлялась знатью сверху донизу.

Корельская земля. В 1270-е гг. Новгород образовал Корельскую землю на территории проживания карелов в западном и северном Приладожье. “Землями” в вечевой республике назывались только те области, в которых имелась собственная сильная аристократия, с которой бояре Новгорода делили власть на местах, как, например, с боярами Пскова в Псковской земле. В Корельской земле такие феодалы появились из числа племенной знати корелы.

Корельская земля протянулась от западного Приладожья, через Иломантси (ныне – финская губерния Северная Карелия) до Карельского берега Белого моря (селения Кемь и Шуерецкое) и до Ботнического залива Балтики (ныне – финская губерния Оулу). В свою очередь, Приладожье делилось на Переднюю Корелу (сейчас Приозерский район Ленинградской области) и Заднюю Корелу – побережье Ладоги от Лахденпохьи до Салми и Суоярви. Территорию от Поросозера до озер Куйто заселяли лопляне: карелы и немногие саами (lappi, лопь), здесь возникли Лопские погосты.

Центром управления Корельской землей стал город Корела (ныне – Приозерск). Здесь размещался двор новгородского наместника-князя. Его приглашал Новгород к себе на службу «мечом» и вознаграждал податями-“кормом” с подчиненных ему земель. Кроме этого светского наместника, в Кореле находился и второй, церковный наместник архиепископа Новгорода.

Большинство владельцев земель в Корельской земле принадлежало к местной карельской знати – «пяти родам». Они назывались «господами» – феодалами над рядовыми общинниками, но подчинялись «Господину Великому Новгороду» как вассалы своему сеньору. Их вотчины, однако, были малы по размерам. Небольшая часть вотчин в Передней Кореле отошла в собственность нескольким новгородцам. В Задней Кореле частные владения в основном принадлежали карельской знати и местным монастырям – Валаамскому и Коневскому. На Карельском берегу Белого моря почти все земли и промысловые угодья разделили между собой «пять родов».

Оставшиеся земли Приладожья являлись государственными и делились поровну между наместником-князем и новгородским архиепископом, оба получали с них подать – «корм» в равном количестве. Новгородский владыка имел в «кормлении» волости вдоль всей западной границы Приладожской Корелы со Швецией, а также Соломенский погост (Салми) на востоке, а земли князя лежали между ними – в районе Сортавалы и Суоярви. И в городе Кореле, и на селе глава новгородского правительства архиепископ держал под контролем приглашенного со стороны князя и неспокойную границу со Швецией.

Так в Корельской земле сложилась очень продуманная и компромиссная система управления и землевладения, которая позволяла сдерживать агрессию шведских крестоносцев в Карелию.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить