Карельский язык Карелы и карельский язык


Карелы (karjalani) — один из коренных народов Северо-Запада России
Карельский язык относится к финно-угорской семье языков
Карелы и карельский язык: проблемы и перспективы
Русско-карельский словарь:  все диалекты и наречия в одном словаре
Карелы Карельской АССР (1983 год)

Карелы Карельской АССР Книга "Карелы Карельской АССР" (1983 год) представляет собой комплексное исследование. В нем рассмотрены проблемы истории карел, населяющих Карелию.

Утрата значительного слоя культурного наследия, вековых традиций, стирание и исчезновение при- знаков, придающих материальной и духовной культуре карел неповторимый этнический колорит, до- вольно ощутимы. Скорее, условно сегодня можно говорить о бытовании устно-поэтического творчест- ва, богатейшими россыпями которого был известен наш край далеко за его пределами. Ушли в прошлое руны, не так уж часто услышишь карельскую песню, не балует слух детей карельская сказка. В начале 1970-х годов, судя по данным социологического обследования, более 70 % городских карел не могли на- звать ни одной карельской песни, более половины не могли воспроизвести ни одного народного танца. Забываются народные промыслы, утрачиваются традиции народного изобразительного искусства. Не- полноценное знание родного языка ослабило культурную память, вызвало неустойчивость националь- ного самосознания. <...> Забота о развитии каждой национальной культуры – наш долг в дальнейшем прогрессе обще- советской и шире – мировой культуры. Памятуя об этом, ответить на вопрос: «Воссоздавать ли карель- скую письменность?» можно однозначно: воссоздавать и как можно быстрее. Языковая ситуация, сложившаяся в Карелии, является сложной. В сегодняшней многонациональной среде в различных ситуациях карелы пользуются генетически разными языками (карельским и русским). Часть карел, кроме того, владеет финским языком.

В 1979 г. Институт языка, литературы и истории Карельского филиала АН СССР провел массовое обследование карельского сельского населения в возрасте 16–60 лет в Олонецком, Пряжинском, Кондо- пожском, Муезерском и Калевальском районах. Специальная группа вопросов была посвящена изуче- нию языковой ситуации. Опрос показал: 80,1 % жителей деревни заявили, что они свободно владеют карельским языком (го- ворят на нем без труда, думают на этом языке), еще 12,2 % понимают и могут объясниться на нем, и лишь 7,7 % не знают его. Очевидно, что в условиях сельской среды карельский язык продолжает актив- но бытовать, он распространен в общенациональном масштабе. <...> 44 В обеспечении внутринационального единства проявляется и цементирующая роль родного языка. Почти у 78 % жителей сельской местности национальность и родной язык совпадают, 15 % карел счита- ют родным русский язык, два языка (карельский и русский) признали родным примерно 7 %. <...> закономерна высокая оценка карелами знания русского языка: почти две трети сельского насе- ления считает, что свободно владеет им (читают, пишут и думают на этом языке), остальные так же хо- рошо знают русский, но не думают на нем. Для карел, если судить по самооценкам, характерно так на- зываемое полное двуязычие, умение без всякого труда пользоваться в равной степени двумя языковыми системами. Какой же язык карелы лучше знают? Вновь обратимся к самооценкам. Они показывают, что 40 % примерно одинаково свободно владеют и карельским, и русским языками, 30 % считают, что язык сво- ей национальности они знают лучше, чем русский, и столько же опрошенных выше оценили знания рус- ского языка. Часть сельских карел русский язык воспринимают не только как средство межнационального, но и внутринационального общения. Русский язык, по их мнению, в настоящее время уже обеспечивает этно- культурную преемственность поколений.

В сознании этой части населения русский язык воспринимает- ся как необходимый атрибут национального развития, символ национальной принадлежности. Для них язык окружающего большинства (русский) стал языком меньшинства (карел) и из средства общения пре- вратился в фактор интеграции. В настоящее время абсолютное большинство карельских детей к русскому языку приобщались в ран- нем детстве, или одновременно с карельским, или раньше его. <...> И с этим нельзя не считаться, при- ступая к практической реализации программы воссоздания карельской письменности. Карельский язык используется довольно активно в различных речевых ситуациях. Чаще всего в об- щении с родителями (почти 67 %), кроме того, примерно в каждой десятой семье, наряду с карельским, говорят и на русском языке. Примерно в 47 % семей муж с женой говорят преимущественно по-карель- ски, и еще 12,8 % семей сочетают русскую речь с карельской. Большую роль карельский язык продолжа- ет играть и во внутрисельских контактах. 44,5 % сельчан предпочитают при встречах с соседями пользо- ваться только языком своей национальности, и почти каждый третий перемежает русскую разговорную речь с карельской. Примерно равномерно распределяется «нагрузка» на карельский, русский или соче- тание двух языков в общении друзей. В производственных коллективах обычно пользуются понятным для всех русским языком (почти 42 %), остальные в одинаковой степени карельским языком или двумя языками попеременно. Потенциальные знания языка своей национальности сельское население в на- званных ситуациях общения реализует на 75–95 %. Сужение общественных функций карельского языка наиболее заметно в общении с детьми, хотя и здесь в каждой третьей семье мать (отец) обращается к ним на своем национальном языке или пользует- ся двумя языками. Дети практически столь же часто пользуются карельским языком, как и их родители. Знание родного языка в этом случае родители реализуют только на 40 %. И чем меньше возраст, тем ре- же используется карельская речь во всех сферах общения.

Сужение сфер использования карельского языка отнюдь не говорит об отсутствии потенциальных возможностей его дальнейшего развития. Но ничем не оправданная массовая ликвидация селений (за последние 80 лет в сельской местности исчезло свыше 2200 населенных пунктов), появление все новых и новых так называемых «неперспективных» деревень и поселков, численность которых и сегодня очень высока (почти 50 % всех сельских поселений приходится на места, где менее 50 жителей; более чем в 170 населенных пунктах из примерно 730 практически нет работающих), нанесли и продолжают наносить мощный урон жизнеспособности сельской поселенческой системы. <...> нарушение территориальной компактности расселения карел, исстари сложившихся традиционных условий бытия нарушило нор- мальный ход этнокультурного, в том числе языкового развития, содействовало утрате материальных и духовных ценностей, придающих каждому народу неповторимое этническое лицо. <...> Но вряд ли при- ходится сомневаться в том, что без сохранения национальных корней, без нормального социально-эко- номического функционирования деревни, можно серьезно рассчитывать на умножение и национально- го, и общесоветского фонда культуры. Вызывает самое серьезное беспокойство то, что вслед за разрежением поселенческой сети идет мас- совая ликвидация медицинских, культурно-просветительных учреждений, предприятий связи, школ и т. д. В начале 1980-х годов лишь в четверти сельских поселений была школа, в основном в крупных на- селенных пунктах. Поселения, где проживало 201–500 жителей, были обеспечены школами на 50 %, 101–200 жителей – менее чем на 20 %, 51–100 жителей – только на 8 %, а там, где проживало до 50 чело- век, одна школа приходилась на 176 населенных пунктов. В Олонецком районе, где в первую очередь предполагается начать преподавание карельского языка, в деревнях до 200 жителей (а это 85 % всех 45 сельских поселений района) вообще нет школ, и только три школы в 9 населенных пунктах с 201–500 жителями. А именно в этих селениях проживают преимущественно карелы. Очевидно, что без измене- ния существующих нормативов, согласно которым в школе должно быть определенное количество уча- щихся, осуществить преподавание карельского языка будет крайне сложно. <...>

Дискуссию ни в коей мере не следует считать завершенной, достаточно полной и убедительной в си- лу целого ряда причин, прежде всего отсутствия аргументированных данных, развернутых взглядов, ав- торитетных суждений по наиболее принципиальным вопросам, обеспечивающим и гарантирующим жизнеспособность воссоздаваемой письменности, перспективы развития карельской народности и ее культуры. В числе таких злободневных вопросов уже сегодняшнего дня могут быть названы следующие: 1. Как будет развиваться сеть учреждений языкового «обслуживания», деятельность которых в той или иной мере связана с обучением населения языку (школа, издательство, соответствующие ведомства, средства массовой информации и т. д.); 2. Как будут решаться вопросы подготовки кадров, профессионально работающих над языком, с языком, для языка; 3. Воссоздание письменности ни в коей мере не может быть сведено чисто к лингвистической пробле- ме (решить, на какой основе создавать алфавит, подготовить различные пособия и т. д.). Оно является частью языковой, социальной, в том числе национально-культурной политики. Условия для нормально- го развития национальной культуры, национального языка, в том числе освоения навыков родной речи в письменной форме, необходимо решать в контексте эффективного развития среды, прежде всего сель- ской, где карельский язык еще продолжает бытовать в различных сферах жизнедеятельности. 4. Воссоздание письменности, перспективы ее развития в значительной мере будут зависеть от того, как они будут подкрепляться комплексом культурно-просветительских мероприятий. <...>

Е. Клементьев, зав. сектором этносоциологии и этнографии ИЯЛИ.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Материалы о Карелии и не только

19 сентября - День работников леса!
Лесу нужен мудрый и заботливый хозяин. В третье воскресенье сентября отмечается профессиональный праздник людей, которые своим ...
Почетный житель Пряжинского района из Ведлозера
Ведлозерское сельское поселение славится трудолюбивыми и талантливыми людьми. Одна их них - Засекова Анна Петровна, Почетный ...