Карельский язык Карелы и карельский язык


Карелы (karjalani) — один из коренных народов Северо-Запада России
Карельский язык относится к финно-угорской семье языков
Карелы и карельский язык: проблемы и перспективы
Русско-карельский словарь:  все диалекты и наречия в одном словаре
Карелы Карельской АССР (1983 год)

Карелы Карельской АССР Книга "Карелы Карельской АССР" (1983 год) представляет собой комплексное исследование. В нем рассмотрены проблемы истории карел, населяющих Карелию.

Устное народно-поэтическое творчество, или фольклор,— древнейший вид словесного искусства, из которого выросли литература, музыка, изобразительное искусство, все то, что мы называем духовной культурой народа. В отличие от современных видов искусства, где каждое произведение имеет своего автора, фольклор— творчество коллективное, оно создано народом.

Столетиями фольклор передавался устным путем, и, как следствие этого, у фольклорных произведений не было единого канонического текста. Каждое произведение существовало во множестве вариантов, каждый исполнитель имел возможность импрови-зировать, но импровизация не выходила за рамки определенной сложившейся веками традиции. Изменения обусловлены не только индивидуальными свойствами памяти, одаренностью сказителя, его взглядами, но и исторической действительностью.

Фольклор — исторически развивающаяся категория. В своем развитии он прошел длинный путь от первоначального синкретизма, когда слово, ритм и движение были еще нерасторжимы, до классических форм с выделением жанров, с разными способами

Наряду с общими закономерностями, устному творчеству каж-дого народа, в том числе и карельского, присущи свои специфические национальные особенности, проявляющиеся в условиях бытования, художественной и жанровой специфике.

В карельском фольклоре можно выделить древние песни кале- вальской метрики, причитания, ёйги, рифмованные песни, сказки, предания, пословицы, поговорки, загадки и т. д. Деление это довольно условно, поскольку калевальская метрика объединяет группу жанров: песни эпические (повествовательные), лирические, свадебные, обрядовые, детские. Эпические песни, в свою очередь, можно подразделить на песни героические, балладные, исторические и т. д. Их объединяет единая калевальская метрика, для которой характерен восьмисложный стих с хореической стопой (четырехстопный хорей): vaka/vanha/Vaina/moinen. Стиху калевальской метрики свойственна аллитерация — совпадение звуков в начале слова и поэтические параллелизмы — последующая строка с помощью синонимов повторяет предыдущую. Кале- вальская поэтическая форма, помимо карел, обнаружена у эстонцев, финнов, води, но не известна вепсам и саамам.

В собирании народной поэзии карел первые шаги сделал финский врач Сакари Топелиус-старший (1781—1831), который записывал эпические песни от карельских крестьян-коробейников, посещавших Финляндию. Свои записи Топелиус издал в 1822— 1831 гг. В них он указывает: «Единственное место, и то за пределами Финляндии, в Архангельской губернии, особенно Вокнаво- локская волость, еще хранит старые обычаи и древние песни в первозданном чистом виде. Там еще звучит голос Вяйнямёйне- на, там еще играет кантеле...»

Слова Топелиуса указали Э. Лённроту дорогу в Карелию, что, свою очередь, привело к созданию знаменитого эпоса «Калевала». В предисловии к полному изданию «Калевалы» Лённрот писал: «Кто бы догадался без указания Топелиуса отправиться в русскую Карелию в поисках рун?»

Элиас Лённрот (1802—1884)—представитель того круга финской интеллигенции XIX в., которая вышла из народа, была демо-кратична по своим научным взглядам и устремлениям.

Лённрот родился в семье сельского портного, где, казалось, не было никаких предпосылок не только для будущих научных занятий, но даже для получения элементарного образования.

Несмотря на большие материальные затруднения, Лённроту удалось окончить университет в Хельсинки, и многие годы он занимался врачебной деятельностью в провинции Каяни. Интерес к филологии зародился у него в студенческие годы, и свое первое путешествие как собиратель народной поэзии он предпринял будучи еще студентом — в 1828 г. Всего за 1828—1845 гг Лённрот совершил 11 путешествий в поисках произведений устного народно-го поэтического творчества, пройдя в общей сложности около 20 ты-сяч километров по бездорожью и труднодоступным местам. Это было настоящим научным подвигом.

В 1833 г. в карельской деревне Войница Лённрот встретился с Онтреем Малиненом и Вассила Киэлевяйненом, а в следующем году в деревне Ладвозеро — с Архипом Перттуненом. Встречи с этими певцами сыграли решающую роль в создании будущего свода эпических рун «Калевалы». От Малинена он записал важнейший цикл о Сампо. В. Киэлевяйнен руны помнил лишь в отрывках, но он подробно рассказал о героических деяниях Вяйня- мёйнена, и именно в такой последовательности Лённрот расположил их в «Калевале».

Архип Перттунен (1769 — около 1841) исполнил цикл Сампо, создании кантеле, руны о Лемминкяйнене. Песни Архипа привели собирателя в восторг, большинство из них он слышал впервые и, как отметил в дневнике, «вряд ли еще где можно услышать». Лённрот записывал их три дня, всего 4124 стиха. Позднее от Архипа успели произвести записи финские собиратели

И. Ф. Каян и М. А. Кастрен. Они тоже были у рунопевца не более двух дней. Вероятно, справедливо заметили последующие соби-ратели, -что при таком кратковременном общении вряд ли удалось записать все, что знал этот талантливый исполнитель. В общей сложности от Архипа Перттунена записано около 6000 стихов.

По мнению учЛых, руны, записанные от Архипа Перттунена, лучшие в карельской эпической традиции и по композиции, и по художественным достоинствам, и не случайно поэтому они соста-вили основу «Калевалы».

Архип рассказывал Лённроту: «Когда мы отдыхали у костра на берегу озера Лапукка во время рыбной ловли — вот где вам нужно было побывать!—у нас был помощником один местный житель. Хороший тоже певец, но не сравнить его с моим покойным отцом. Часто целыми ночами они пели у огня, взявшись за руки, и никогда одну руну не исполняли дважды. Я был тогда мальчишкой, слушал их и понёмногу выучил лучшие песни. Но многое уже забыл».

Сестра Архипа Моарие Перттунен также была талантливой сказительницей. Лённрот встретился с ней в 1835 г. и записал от нее семь рун. Позже от ее сына записано тринадцать рун.

Сын Архипа Мийхкали Перттунен (1815—1899) был также известным рунопевцем. От Мийхкали традиция передалась в ос-новном по женской линии — от его дочерей Оути и Моарии Карху(евых) записывал руны в 1927 г. первый карельский советский собиратель Г X. Богданов. Интересные фольклорные материалы и сведения о роде Перттуненых, полученные от внучки Оути — Сантры, воспроизводит карельский писатель П. Пертту в своей книге «По следу Вяйнямёйнена».

Эпическое наследие передавалось из поколения в поколение и в семье Малинен. Сыновья Онтрея — Васселей и особенно Юрки — были известными рунопевцами. Лённрот отмечает, что у Онтрея сохранилось кантеле «с пятью медными струнами, на котором играл сам Онтрей и его сыновья». От Юрки записано 2400 стихов, 29 рун. Сыновья Юрки — Иван и Еремей — тоже унаследовали отцовскую традицию.

Известная хранительница народного творчества Анни Лехтонен (1866—1943) также была из рода Малинен. Ее мать Окахвиэ Богданова была внучкой Онтрея Малинена, а по отцовской линии Лехтонен принадлежала к другому знаменитому роду рунопевцев — Карьялайнен из деревни Лонкка.

Исторические обстоятельства, бытовые условия, народные верования и традиции способствовали длительному сохранению эпоса. Пели дома при вязании и починке сетей, отправляясь на рыбную ловлю и охоту, укачивая детей.

После встречи с Онтреем Малиненом и Архипом Перттуне- ном Лённрот окончательно пришел к мысли о возможности создания единой эпопеи.

28 февраля 1835 г. Лённрот подписал Предисловие к первой редакции «Калевалы», которую он назвал Kalevala taikka

vanhoja Karjalan Runoja Suomen kansan muinaisista ajoista — «Калевала, или старинные руны Карелии о древних временах фин-ского народа». С тех пор день 28 февраля и отмечается как день «Калевалы».

В начале марта 1835 г. Лённрот отправил рукопись «Калевалы» в издательство в Хельсинки, а сам уже собирался в очередное путешествие. В результате поездок накапливались новые денные записи, и Лённрот приходит к решению продолжить работу над новым вариантом книги. Кроме своих материалов, он использовал записи Д. Е. Д. Европеуса, А. Е. Алквиста, М. А. Кастрена, X. М. Рейнхолма, сделанные в Карелии, Ингерманландии, где особенно распространен был цикл о Куллерво. К началу работы над вторым изданием эпоса Лённрот располагал огромным материалом— в общей сложности около 150 тысяч стихотворных строк, из которых отбирались лучшие варианты.

Второе, или, как его обычно называют, полное издание «Кале-валы» вышло в 1849 г. тиражом 1250 экземпляров. Оно содержит 22 795 стихов, разделенных на 50 рун1. В нем были значительно дополнены циклы рун о Лемминкяйнене, о Куллерво, введены новые эпизоды.

В основу как первой, так и второй композиций вошли подлинные народные руны, записанные от Онтрея Малинена, Архипа Перттунена и других карельских рунопевцев. Популярным стало выражение «Лённрот привез «Калевалу» из Карелии». Героические песни, повествующие о подвигах героев, их деяниях, составляют только часть «Калевалы», к ним Лённрот присовокупил заклинания и свадебные песни. Древний синкретизм, свойственный карельскому эпосу, Лённрот сохранил и даже приумножил.

Он соединял руны сюжетно, придавал им композиционную стройность, а недостающие звенья сочинял сам, стилизуя под народную поэзию. Такое объединение носит в определенной сте-пени искусственный характер. Деятельность Лённрота по созданию «Калевалы» надо понимать шире, чем простое соединение сюжетЮв. Фольклору каждого исторического периода свойственны свои пространственные, временные, социально-психологические представления. Фольклор избегает причинных логических связей, фольклорная эстетика не требует объяснения причин поступков героев, их логической и временной последовательности. В резуль-тате соединений, контаминаций рун эти специфические представ-ления как-то преломились через сознание Лённрота, через миро-воззрение, идеалы и эстетические представления человека первой половины XIX в. В результате появилось качественно новое про-изведение, в определенной степени соединившее в себе два нача-ла— фольклорную первооснову и некоторые литературные приемы в сюжетных решениях композиции.

Существенное отличие эпических песен, бытующих в народе и включенных в «Калевалу», еще и в том, что в первом случае они пелись, а в книге, естественно, только читаются.

Эпос карельского и финского народов получил мировую изве-стность. Уже к концу vXIX в. его перевели на основные европейские языки. Первые п%еводы эпических песен на русский язык относятся к 30—40-м гг. XIX в. (1Ф. Глинка, Я- Грот)

Полный поэтический перевод «Калевалы» осуществил доцент русской словесности Московского университета JI. Вельский. «Ка-левала» в его переводе, отмеченном Пушкинской премией Академии наук, впервые вышла в 1888 г и продолжает издаваться и поныне. Через несколько лет поэтический перевод «Калевалы» на русский язык выполнил также Э. Гранстрем, опубликовавший до этого прозаический перевод.

В 1935 г. и 1949 г. в нашей стране отмечались 100-летние юби-леи первого и второго изданий «Калевалы». К юбилею 1949 г издан сокращенный вариант «Калевалы», составленный О. В. Куусиненом. Он писал: «Калевала» в редакции Лённрота представляет собой полный и окончательный текст эпоса. Невозможно заменить его другим изданием калевальских рун. Все же, наряду с полным текстом, есть необходимость и в сокращенном издании или собрании рун, которое облегчило бы современному читателю зна-комство с «Калевалой». Именно такова цель издания новой ком-позиции.

В первый раздел ее — «Первородные начала» (Syntyja syvia) —помещены космогонические руны, рассказывающие о про-исхождении мира и жизни на земле. «Героические руны» (Sanka- rirunoja), посвященные подвигам героев, составляют вторую часть композиции, они даются в последовательности Лённрота. Лирические руны из всех разделов перенесены в третий — «Kalevalan lyriikkaa», сюда же включены свадебные песни, пас-тушьи и охотничьи заклинания. Перевод композиции на русский язык выполнили карельские поэты и переводчики Н. Л айне, М. Тарасов, А. Титов и А. Хурмеваара.

«Калевала» оказала огромное влияние на развитие финского литературного языка, культуру, искусство и литературу карельского и финского народов. Благодаря переводам «Калевала» по-лучила мировую известность. Полностью она переведена более чем на 30 языков, в сокращенных редакциях более чем на 100 языков мира. В нашей стране «Калевала» издавалась на финском, русском и многих языках народов СССР.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Материалы о Карелии и не только

Мама – первое слово
День матери – это очень светлый, радостный, душевный и трогательный праздник. Но место ему в календаре отведено не очень-то приветливое ...
Второсортные
В Архангельске мы поначалу оказались в привилегированном положении. Нас, тридцать с лишним человек, отсортировали, видимо, еще ...