Карельский язык Карелы и карельский язык


Карелы (karjalani) — один из коренных народов Северо-Запада России
Карельский язык относится к финно-угорской семье языков
Карелы и карельский язык: проблемы и перспективы
Русско-карельский словарь:  все диалекты и наречия в одном словаре
Карелы Карельской АССР (1983 год)

Карелы Карельской АССР Книга "Карелы Карельской АССР" (1983 год) представляет собой комплексное исследование. В нем рассмотрены проблемы истории карел, населяющих Карелию.

В первые годы XX в. Россия вступила в полосу величайших исторических событий. Страну охватило широкое и глубокое революционное движение народных масс. В авангарде этого движения шел самый передовой класс общества — российский пролетариат, возглавляемый ленинской партией. В этот процесс все решительнее вовлекались и многочисленные народы России.

В начале XX в. Карелия представляла собой одну из отсталых областей Российской империи. Особенно отсталыми были районы, где проживали карелы, промышленные предприятия здесь вообще отсутствовали. Основными занятиями крестьян оставались прими-тивное сельское хозяйство и промыслы (лесозаготовки, рыболов-

Положение усугублялось культурной отсталостью широких слоев населения. Тем не менее в карельской деревне происходили важные перемены. На рубеже XIX—XX вв. ее довольно глубоко затронул процесс классовой дифференциации. В Петрозаводском, Олоненком и Повенецком уездах число безлошадных достигало более всех крестьянских дворов. В то же самое время на другом полюсе вы-делялись зажиточные крестьянские хозяйства — примерно 14% всех дворов, в числе их отчетливо выступала группа кулаков — около 3,5%. Последние, согласно статистике, значились как хозяй-ства, имевшие трех и более лошадей, четыре и более голов круп-ного рогатого скота. Они прибирали к рукам и лучшие участки земли, нанимали работников, часто занимались торговлей, ростов-щичеством и т. д. В любой карельской деревне эти «справные мужики» хорошо были известны своей алчностью, жестокой эксплуа-тацией бедняков-односельчан. Они же представляли и низшую ступень царской администрации — старост, волостных старшин

Эти важные обстоятельства в развитии деревни оказали глу-бокое влияние на весь ход освободительной борьбы трудящихся- карел. Она все отчетливее развертывалась под знаком усиливав-шейся с каждым годом классовой борьбы. Движение против цар-ского гнета, произвола чиновников, бесправия сливалось с борь-бой широких слоев карельского крестьянства против лесопромыш-ленников, местной буржуазии, кулачества.

Разумеется, экономическая и культурная отсталость наложила свой отпечаток на процесс политического пробуждения и револю-ционного движения трудящихся. Протекал он здесь медленнее, чем в промышленных центрах страны.

Однако уже в годы первой русской революции выступления ка-рельских крестьян, в значительной мере еще стихийные, станови-лись все более активными. В ряде волостей (Святнаволоцкая, Ры- пушкальская) крестьяне отказывались платить подати, совершали самовольные порубки в казенных лесах. Имели место стачки крестьян-отходников на сплаве леса (Кяппесельга, Самбатукса).

В карельскую деревню начинают проникать революционные идеи, поднимающие политическое сознание крестьян. Носителями их были политические ссыльные, а также рабочие и крестьяне, возвращавшиеся с отхожих промыслов. Во многих карельских селах и даже отдельных деревнях (Миккелицы, Салменицы, Чук- койла, Поросозеро, Большие Горы и др.) полиция находила бро-шюры с произведениями К. Маркса, Ф. Энгельса, В. И. Ленина, большевистские газеты «Вперед», «Пролетарий», «Новая жизнь», «Эхо», листовки революционного содержания.

Большую роль в распространении марксизма в Карелии сыгра-ли политические ссыльные — соратники и ученики В. И. Ленина: А. П. Скляренко, К. С. Еремеев, М. И. Калинин, А. Д. Цюрупа и др., а также первые социал-демократические группы, возникшие в крае в период первой русской революции.

В обстановке революционного подъема в стране в годы первой русской революции пробуждалось и национальное самосознание карельского крестьянства. Уже в конце 1905 — начале 1906 гг. в северных пограничных с Финляндией волостях — Вокнаволок- ской, Кестеньгской, Ухтинской — на собраниях крестьян в связи с выборами в I Государственную думу обсуждалось и было одоб-рено обращение к думе с изложением нужд карельского населе-ния. Политическую активность крестьянства карельских волостей попытались использовать в своих интересах местные купцы и ку-лаки, главным образом Кемского уезда, тесно связанные с бур-жуазными и шовинистическими кругами Финляндии. Инициато-рами собраний и авторами проекта обращения в Государственную думу выступили переселившиеся из карельских волостей в Финляндию купцы.

Несколько позже, в апреле 1906 г., в г. Вааса (Финляндия) по инициативе тех же карельских купцов состоялось совещание, где решался вопрос об образовании специальной организации для проведения, главным образом, просветительной работы среди крестьян северных карельских волостей в духе «насаждения пле-менного чувства единства карел и финнов». В августе того же года на съезде представителей карельской буржуазии в г. Тампе* ре (Финляндия) такая организация была учреждена под названием «Vienan Karjalaisten liitto» («Союз беломорских карел») .

В пограничных карельских волостях союз развернул активную деятельность. В ряде деревень открылись начальные школы с обу-чением на финском языке. Издавалась и распространялась среди населения газета «Karjalan pakinoita» («Карельские разговоры» или «Карельские беседы»), литература на финском языке. По хо-датайству союза почтовое ведомство Финляндии организовало доставку в карельские волости и обратно корреспонденции. Руко-водители «Союза беломорских карел» всячески афишировали свою программу и деятельность как общенациональную, направленную якобы на подъем благосостояния и культуры всего карельского народа. Но по духу и содержанию работа союза и его активистов была уже тогда пропитана национализмом и велась прежде всего в интересах местной буржуазии, в перспективе на всемерное сближение карельских волостей с Финляндией. Активисты союза считали, как говорится в одном из документов, «что каждый карельский отец и каждая карельская мать, которые отдают своих детей в русские школы, являются отступниками своего народа и тем самым ослабляют в нем развитие финского национального духа».

В выяснении классового лица союза несомненный интерес представляют данные о социальном и национальном составе его членов. Из общего количества членов (приблизительно 750) по-давляющее большинство (около 550) были финнами, и в их числе 30 фабрикантов и банкиров, более 100 купцов, большое число высокопоставленных официальных лиц и интеллигенции (сенато-ров, чиновников, магистров, учителей, студентов и др.) Среди сравнительно немногочисленных членов-карел (около 200) первое место занимали купцы, живущие в Финляндии, и зависящие от них мелкие торговцы — разносчики из крестьян пограничных карельских волостей. Представители широких слоев трудящихся — крестьян и рабочих — в составе союза отсутствовали. Ведущая роль в нем принадлежала представителям финляндской буржуа-зии. Это связано со следующими обстоятельствами.

Вследствие экономической и культурной отсталости карельских волостей местная буржуазия, состоявшая в основном из купцов и кулаков, не представляла сколько-нибудь зачительной силы. К тому же ее экономические и другие связи и устремления в дореволюционные годы развивались в двух направлениях. В южной Карелии (Олонецкий и Петрозаводский уезды), тяготевшей в своем развитии к Петербургу, интересы карельского купечества тесно переплетались с российским капиталом. Иная картина наблюдалась в карельских волостях Кемского и отчасти Повенецкого уездов, оторванных тогда из-за бездорожья от русских промышленных и культурных центров. Здесь издавна установились тесные торговые и другие отношения с близко расположенными районами Финляндии, тогда тоже входившей в состав Российской империи. Это в полной мере совпадало и с интересами финляндской буржуазии, выросшей и окрепшей к концу XIX в. и всячески стремившейся к расширению и укреплению связей с примыкавшими к Финляндии карельскими волостями. Ее внимание привлекали богатые природные ресурсы Карелии, особенно обширные лесные массивы как сырьевая база для бурно развивавшейся в Финляндии деревообрабатывающей и целлюлозно-бумажной промышленности. Финские лесопромышленники вели лесозаготовки на территории Карелии. Они использовали при этом дешевую рабочую силу — карельских крестьян, постоянно нуждавшихся

Экономические интересы финляндской буржуазии в Карелии л явились той почвой, на которой в конце XIX — начале XX в. в реакционных кругах Финляндии возникает идея о создании «великой Финляндии» с включением в ее состав прилегающих к ней с востока земель, населенных родственными финнам народностя-

Националистическая пропаганда, проводимая союзом и его сторонниками, однако, не имела успеха среди широких трудовых слоев карельского крестьянства. Влияние союза в карельских во-лостях, кроме Ухты, несмотря на многие усилия его активистов,

Свержение самодержавия в 1917 г. и последующие революци-онные события всколыхнули, подняли к политической жизни JB стране широчайшие народные массы. На местах с необычайной быстротой стали возникать организации трудящихся — Советы рабочих, крестьянских и солдатских депутатов, профсоюзы. Так развертывались события и в Карелии. И здесь постепенно зрело недовольство Временным правительством, его антинародной политикой продолжения войны, призывами подождать с решением аграрного и других важных вопросов до Учредительного собра-ния. Как и до революции, на местах вершили дела старосты из числа зажиточных крестьян, кулаков. Купцы вздували цены, поль-зуясь усиливавшимися продовольственными трудностями. Росла спекуляция. Приходили в упадок крестьянские хозяйства. Все это не могло не вызывать недовольства в массах крестьянства.

Признаки активизации крестьянского движения в крае прояви-лись уже весной 1917 г. Крестьяне отказывались платить подати, смещали неугодных старост, требовали роспуска волостных прав-лений. Нарастала и борьба крестьян против местных торговцев и лесопромышленников, ширилось и активизировалось в крестьян-ских массах движение против войны. Все настойчивее раздавались требования крестьян разрешить важнейший животрепещущий

Росло в трудовых слоях крестьянства влияние большевистской партии, последовательно отстаивавшей коренные интересы трудя-щихся, разоблачавшей антинародную политику буржуазного Вре-менного правительства и соглашателей.

Складывавшейся в карельской деревне после Февральской ре-волюции обстановкой не преминула воспользоваться финская и карельская буржуазия. В апреле 1917 г. на собрании членов «Союза беломорских карел», состоявшемся в Финляндии, он был переименован в «Карельское просветительное общество». Руково-дящее положение в нем по-прежнему занимали жившие в Финлян-дии карельские купцы и представители шовинистических финских кругов. Теперь эта буржуазно-националистическая организация поставила целью распространение своей деятельности «по духов-ному и материальному прогрессу карел» не только в Кемском уезде Архангельской губернии, но и в Олонецкой губернии. Так же как и в годы первой русской революции, организаторы общества на первый план выдвигали просветительные задачи. Но появились в деятельности общества и некоторые новые моменты.

Стремясь привлечь на свою сторону широкие слои карельского крестьянства, руководство общества разработало проекты раз-личных реформ, в том числе проект автономии Карелии.

Расширяя свою деятельность, организаторы «Карельского про-светительного общества» старались всячески показать, что оно представляет общенациональные интересы карел, заботится об их благе, о развитии края и т. д. Однако в существе своем проекты и предложения общества носили буржуазный характер и были направлены прежде всего на создание более благоприятных усло-вий для деятельности карельского купечества и кулачества,, а так-же финских капиталистов. И эта главная классовая, буржуазная сторона в деятельности общества, в особенности его ярко выра-женный национализм и тесные связи с шовинистическими кругами, не оставались незамеченными трудовыми слоями карельского населения. По признанию самих активистов общества, пропаган-дируемые ими идеи не встречали в карельских деревнях сколько- либо активной поддержки. Так, например, Повенецкий уездный съезд крестьянских депутатов р мае 1917 г. в связи с заявлением делегатов от Ребольской волости о деятельности националистов в деревнях принял специальное постановление по ее пресечению.

Трудовые слои карельского крестьянства постепенно убежда-лись, что своего подлинного освобождения они могут добиться не путем национального обособления, проповедуемого «Карельским просветительным обществом», а в поддержке последовательной и самоотверженной борьбы многонационального российского ра-бочего класса, отстаивавшего интересы всех трудящихся страны. В. И. Ленин, отмечая эту особенность развития русской революция в 1917 г., писал: «Широкая масса населения угнетенных наций, т. е. масса мелкой буржуазии среди них, доверяет пролетариату России больше, чем буржуазии, ибо на очереди дня история поставила здесь борьбу угнетенных наций против угнетающих за освобождение» . Развитие событий в карельской деревне наглядно подтверждает справедливость ленинского анализа обстановки, складывавшейся в национальных областях страны накануне Великого Октября.

Победа Великой Октябрьской социалистической революции, образование Советского рабоче-крестьянского государства, его революционные преобразования внесли в освободительное движе-ние всех народов страны глубочайшие перемены. Законодательные акты Советского государства — декреты о земле, о мире, «Декларация прав народов России», «Декларация прав трудящегося и эксплуатируемого народа», многие другие революционные преобразования, осуществляемые в интересах трудящихся,— на деле убеждали народы, что только советский строй несет им подлинное равноправие и свободу. Вслед за передовыми революционными центрами в борьбу за утверждение Советской власти включились широчайшие массы трудящихся России. Это были месяцы поисти- не триумфального шествия Советской власти по обширной стране.

Социалистическая революция внесла глубокие перемены и в политическое и национальное движение карел. Она всколыхнула, подняла к политической жизни самые широкие слои карельских трудящихся во много раз ускорила процесс классового раз-межевания в среде карельского крестьянства. Но этот процесс осложнился тем, что меньшевистско-эсеровский Олонецкий губернский Совет не признавал Советского правительства, отказался подчиняться его распоряжениям и законам. Меньшевики и эсеры заявили о независимости губернии от Советской России, встав на путь открытого предательства интересов народа. Чтобы утвердить у себя Советскую власть, трудящимся надо было сломить сопротивление классовых врагов.

Во главе этого движения выступили руководимые большевист-скими организациями рабочие Александровского завода, лесоза-водов, железнодорожники. В первых рядах борцов за власть Со-ветов в Карелии были большевики П. Ф. Анохин, Н. Т. Григорьев, М. В. Фостий, В. П. Солунин, В. М. Парфенов, Я. Ф. Игошкин и многие другие. В рабочих центрах Поморья, на ряде железно-дорожных станций Советская власть установилась уже в ноябре.

1917 г. В Петрозаводске она победила 4 (17) января 1918 г., когда в результате решительного выступления рабочих и солдат города руководство Олонецким губернским Советом перешло к большевикам.

А в январе — марте 1918 г., при участии широких слоев кресть-янства— русских, карел, вепсов, на местах также возникают Сове-ты, ликвидируются старые органы власти. Носителями идей со-циалистической революции, активными организаторами и вожа-ками трудовых масс карельского крестьянства в борьбе за уста-новление Советской власти выступили главным образом револю-ционно настроенные солдаты, возвращавшиеся домой в связи с де-мобилизацией старой армии (М. В. Ларионов, И. Ф. Петров, Н. И. Власов и многие др.), а также организаторы и агитаторы, направляемые на места из Петрограда, Петрозаводска и из рабочих поселков.

Чтобы оценить всю глубину и сложность событий в карельской деревне в начале 1918 г., необходимо иметь в виду, что в движе-ние приходила самая отсталая в недалеком прошлом часть насе-ления края. И вступала она на этот путь, естественно, «ощупью», в обстановке невиданного давления со стороны многочисленных врагов Советской власти, а часто открытого их сопротивления. Тяжесть положения усугублялась тем, что большевистские орга-низации в крае были тогда еще малочисленны и охватить своим влиянием всю массу крестьянства не могли.

Но велик был революционный накал. Тысячи крестьян станови-лись в ряды борцов за Советскую власть. Все это в конечном сче-

В ходе образования Советов, упразднения старых учреждений и становления советского государственного аппарата из среды трудящихся-карел выдвинулись уже в первые месяцы революции сотни способных организаторов, стойких и беззаветно преданных революции бойцов. Плечом к плечу с русскими рабочими и кресть-янами они смело брались за управление государственными дела-ми. Многие из них, Н. В. Архипов, Н. И. Власов, Н. А. Гаппоев, Н. Ф. Миккоев, Й. А. Никитин, И. Ф. Петров, Ф. Е. Поттоев, Н. А. Ющиев, в дальнейшем стали видными советскими и партий-ными работниками Карелии, активными строителями советской национальной государственности карельского народа.

Невиданный по своему размаху политический подъем крестьянских масс сопровождался ростом не только их классового, но и национального самосознания. Передовая часть карельского крестьянства стремилась отстоять свою самостоятельность как народа от посягательств врагов на карельские земли, добиться ликвидации экономической и культурной отсталости, образования национально-государственного объединения в рамках Советской

Так, уже в феврале 1918 г. съезд Советов Повенецкого уезда, провозгласив установление Советской власти, высказал предложение о необходимости административного объединения карельских волостей Архангельской и Олонецкой губерний.

О росте национального самосознания трудовых слоев карель-ского крестьянства в южной части Карелии свидетельствовали решения IV чрезвычайного Олонецкого уездного съезда Советов, состоявшегося в марте 1918 г. На нем с тревогой отмечалась активизация в пограничных селениях националистических эле-ментов, поддерживаемых шовинистическими кругами Финляндии. Съезд заявил: «Малые народы сами знают, с кем им определить свою судьбу» — и выразил твердую готовность «с оружием в руках оборонять свою самостоятельность» от врагов Советской вла-

В мае 1918 г. вопрос о государственном устройстве местностей с карельским населением стал предметом подробного обсуждения на Кемском уездном съезде Советов. На съезде присутствовали делегаты от 11 карельских волостей. Не смогли прибыть лишь представители двух (Вокнаволокской и Ухтинской) волостей, оккупированных белофиннами. Съезд проходил в чрезвычайно сложной обстановке. Наряду с внутренними трудностями (разрухой, голодом) над краем нависла опасность извне. В начале марта 1918 г. в Мурманске высадились первые отряды англо-франкоамериканских интервентов, а позднее, в конце марта — начале апреля, в северные пограничные карельские волости уезда вторглись белофинны.

Основное внимание делегатов съезда в этих условиях, естест-венно, приковали вопросы упрочения Советской власти на местах, укрепления обороноспособности, разработки мер по смягчению продовольственных и других трудностей. Оживленному обсужде-нию подвергся и вопрос об автономии Карелии, поднятый делега-тами от Кестеньгской волости.

В ходе дискуссии по национальному самоопределению карел на съезде ясно прозвучала одна главная мысль — не отделение Карелии от Советской республики, а образование автономии в составе РСФСР на основе советского строя.

Таковы факты. Они свидетельствовали о возросшем под влия-нием победы Великой Октябрьской социалистической революции политическом и национальном самосознании карельского трудо-вого крестьянства.

Демагогически прикрывая свою буржуазную сущность защитой особых национальных интересов всего карельского народа, его самобытности, традиций и т. п., обещаниями материальных и про-чих благ, финские шовинисты и карельские националисты на деле выступили как сила, глубоко враждебная трудовому карельскому крестьянству.

После победы социалистической революции, в обстановке острейшей классовой борьбы в деревне, роста политической активности трудового крестьянства края, «Карельское просветительное общество» и прочие националистические организации встали открыто на контрреволюционный путь. В противовес активным действиям широких слоев крестьянства, направленным на утверждение и упрочение власти Советов, националисты выступили за отделение Карелии от Советской республики и присоединение карельских волостей к Финляндии. Их антисоветская позиция вдохновлялась и поддерживалась захватническими устремлениями в отношении Карелии самых реакционных кругов финской буржуазии.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Материалы о Карелии и не только

Несколько слов о приваде и прикорме
Приваду кладут на намеченное место заранее, а прикорм — во время ловли. На течении лучше применять размываемый корм в смеси с ...
14500 детей ожидают своей очереди на получение мест в детских ...
В январе 2011 года, в очереди было более 13,5 тысячи человек, по данным на января 2012 года, очередь насчитывает 14,5 тысячи человек. Как ...