Относительно мирное развитие Карелии было прервано начавшейся новой агрессией Швеции на карельские земли.

Споры о границе, установленной по Ореховецкому договору, время от времени сопровождались военными столкновениями, на-падениями шведов на карельские земли и ответными действиями русских и карел, страдавших от вражеских набегов и не желавших мириться с потерей своих территорий.

С середины XVI в. начался новый этап борьбы России за При-балтику. Тяжкие испытания принесла населению Карелии Ливон-ская война (1558—1583 гг.), в ходе которой шведский король Иоанн III выдвинул новую, более широкую программу захвата северо-западных русских земель. В 1579 г. он приказал приступить к захвату всей карельской территории от Соловецкого монастыря до Ижорской земли.

В том же году шведы попытались захватить города Нарву и Корелу и совершить поход в северную Карелию. Однако их военные действия не увенчались успехом благодаря стойкому сопро-тивлению, оказанному совместными русскими и карельскими сила-ми. Только начавшееся вскоре вторжение войск Польско-Литовского государства на русские территории изменило обстановку в пользу Швеции, и она сразу же стала активизировать военные действия против России.

В октябре 1580 г. главные силы Швеции вторглись в Корель- ский уезд и захватили г. Корелу. К концу следующего года вся Передняя и часть Задней Корелы оказались в их руках.

Одновременно с военными действиями на Карельском перешейке и на Ижорской земле шведы начали вторжение и в другие районы Карелии. В начале 1581 г. трехтысячное войско совершило нападение из Нейшлота на Лопские и Заонежские погосты, про-изводя на своем пути страшное опустошение. При этом пострадал Олонецкий погост, куда шведы повторили набег летом через Ладожское озеро.

Вторжение шведов на территорию Корельского уезда и их опустошительные набеги на Олонецкий перешеек вызвали сопро-тивление карельского населения. В Корельском уезде против за-хватчиков вспыхнуло активное партизанское движение. В своец справедливой борьбе партизаны опирались на помощь населения неоккупированных территорий Корельского уезда, Заонежских и Лопских погостов. За первую половину 1582 г. они совершили 17 операций на захваченной врагом территории. Для борьбы с партизанами шведам пришлось держать в г. Кореле значительные воинские части.

В 1583 г. между Россией и Швецией было заключено Плюсское перемирие. Оно, однако, не остановило борьбу населения против захватчиков. Карельские партизаны, пункты сосредоточения кото-рых находились в районах Олонца и Пиэлисъярви, а также в Ка-рельском Поморье, опираясь на русские воинские части,- продол-жали смелые походы на захваченную шведами территорию и до-ставляли много хлопот противнику.

В ходе упорной партизанской борьбы карельского населения выдвинулось много опытных партизанских вожаков. Наибольшей известностью пользовались Кирилл Рогозин из Сердобольского погоста и Лука Рясянен из Лиэксы (Иломанский погост), которые объединяли иногда до тысячи крестьян. В боевых действиях против захватчиков отличились также карельские партизаны Микит- ка, Робоница, Одина Саванов, Третьяк Колосник и др.

Население Корельского уезда, не желая подчиниться шведской власти, массами уходило в пределы Русского государства. Пересе-ление карел приняло такие размеры, что в уезде почти не осталось местного населения. Например, в Соломенском погосте отмечалось полное опустение большинства селений.

Ни Швеция, мечтавшая о расширении своих владений на востоке, ни Россия, потерявшая кроме Корельского уезда часть Ижор- ской земли, не могли довольствоваться результатами Плюсского перемирия. В 1590 г. между ними началась новая война. На севере шведские войска совершили несколько походов на Колу и в Ка-рельское Поморье и разорили все поморские волости. Однако рус-ские не только изгнали противника, но и сами совершили в 1592 г. ответный поход в Приботнию.

В 1595 г. между Россией и Швецией подписывается Тявзинский мирный договор. Россия вернула себе освобожденную в результате войны Ижорскую землю и Корельский уезд. Однако русско-шведская граница на севере теперь заканчивалась на побережье Ледовитого океана и, следовательно, окончательно оставляла карельскую приботническую периферию в составе шведского государства.

Таким образом, попытка Швеции захватить в конце XVI в. Корельский уезд и другие карельские территории не увенчалась успе-хом. После Тявзинского мира карелы возвращались на освобож-денную и разоренную землю и начинали восстанавливать хозяйство. Однако мирная жизнь карельского населения в начале XVII в. была нарушена новой шведской интервенцией.

Напряженная борьба Российского государства в конце XVI в. против Польши и Швеции, набеги татар на южные окраины разорили страну. Преодолеть кризис русское правительство стремилось путем укрепления помещичьего хозяйства за счет усиления эксплуатации крестьянских масс. Усиление феодального гнета, приведшее к установлению крепостничества в общегосударственном масштабе, вызвало сопротивление народных масс, которое и начале XVII в. вылилось в открытую крестьянскую войну под руководством Ивана Болотникова. Одновременно обострилась борьба за власть между боярством и дворянством. Обострение внутренних противоречий в России, ослаблявшее ее силы, было на руку ее внешним врагам — Польше и Швеции, искавшим повода для новой интервенции с целью захвата русских земель.

Первым в русские дела вмешалось Польско-Литовское государство.

В начальный период польского вмешательства Швеция, нахо-дившаяся в состоянии войны с Польшей, не могла открыто высту-пить против России и стала предлагать русскому правительству военную помощь в борьбе с общим врагом, надеясь получить в ка-честве вознаграждения часть русской территории. В феврале 1609 г. в Выборге был подписан русско-шведский договор, согласно которому Швеция посылала в Россию пятитысячное войско. По секретному пункту договора Россия обещала передать Корельский уезд вместе с г. Корелой во владение Швеции.

Заключение Выборгского договора встревожило население се-веро-западных областей, разгадавшее предательство царя Василия Шуйского и агрессивные намерения Швеции. Стремясь защитить национальные интересы страны, оно выступило против царя и даже временно признало власть Лжедмитрия II. Особенно удручающее впечатление договор произвел на население Корельского уезда, которому приходилось не раз страдать от шведских набегов и испытать гнет недавней шведской оккупации. Жители г. Корелы (карелы и русские) не признали договора и отказались добровольно сдавать город и уезд шведам. Действия горожан поддерживались всем населением уезда, которое вместе с ними стало

Открытая польская интервенция и поражение русских сил под Клушином (июль 1610 г.) привели к свержению правительства Василия Шуйского сторонниками польской ориентации и сдаче Москвы полякам. Изменение политической обстановки в России позволило правящим кругам Швеции сразу же приступить к прямой агрессии. Уже во время Клушинского сражения шведское вспомогательное войско, изменив русским, отошло на север и при-

Понимая важное стратегическое значение г. Корелы и Корель-ского уезда, шведское командование прежде всего решило овладеть этой территорией. В конце июня вражеские войска из Выборга вторглись в Корельский уезд. Население поднялось на борьбу с врагом. 4 июля 1610 г. карельские ополченцы, численность которых достигала более 2 тысяч, при помощи 200 русских стрельцов атаковали шведский военный лагерь, расположившийся недалека от г. Корелы, и нанесли противнику чувствительный удар. Однако силы оказались неравными, и ополченцы отступили, уйдя в леса, чтобы продолжить партизанскую борьбу. Стрельцы отошли за кре-постные стены города, где нашла укрытие от шведов и часть насе-

Вскоре после этого сражения шведские войска, получившие значительное пополнение, вплотную подошли к г. Кореле и в сен-тябре приступили к его осаде. Часть их сил была послана покорять население карельских погостов.

Город Корела, расположенный в устье р. Вуокса, являлся силь-ной крепостью. К началу осады в нем насчитывалось около двух-трех тысяч русских и карел, в том числе гарнизон примерно из 500 человек. Оборону крепости возглавил воевода И. М. Пушкин, которому помогали воеводы А. Безобразов, В. Абрамов и руково-дитель карельских ополченцев Григорий Сиркин (Сиркинен), а также епископ корельский Сильвестр. Защитники крепости не только мужественно оборонялись, но и устраивали смелые вылазки. Вследствие упорного сопротивления осада приняла затяжной характер.

Длительная оборона изматывала силы осажденных. Нехватка продовольствия вызвала голод и болезни, уносившие немало жизней. К февралю 1611 г. в городе в живых оставалось около сотни человек. Понимая, что дальнейшее сопротивление невозможно, они согласились на переговоры, в результате которых добились свободного выхода на русскую сторону. 2 марта 1611 г. Корела капитулировала. Только после этого шведы получили возможность укрепить свою власть в Корельском уезде и приступить к захвату других северо-западных русских областей. К середине 1612 г. в их руках оказалась большая часть Новгородской земли.

После заключения Выборгского соглашения о военной помощи шведский король распорядился начать завоевание Кольского полу-острова и северной Карелии. В начале 1611 г. войска собранные на севере Швеции и Финляндии, предприняли наступление на Колу, но овладеть русской крепостью не смогли. Разорив встретившиеся на своем пути селения, они вынуждены были отойти.

Почти одновременно с походом на Колу шведы двинулись на Сумский острог и Соловецкий монастырь и углубились в северной Карелии до селения Сопосалми. Дальше продвинуться они не смогли, так как карельские крестьяне, узнав о вражеском про-движении, уходили в леса и увозили с собой продовольствие и имущество. Под угрозой голода враг вынужден был отступить. Во время похода шведское войско разорило ряд карельских селений— Реболы, Ровкулу, Лендеры, Кимасозеро, Юшкозеро и др. Летом 1611 г. шведский отряд снова двинулся в Карельское Поморье. На этот раз он достиг Белого моря, хотя напасть на Соловецкий монастырь и Сумский острог не решился. Постояв некоторое время у островов Кузова, отряд повернул обратно и на пути разорил несколько населенных пунктов в Лопских погостах. Осенью того же года другому шведскому отряду удалось проникнуть до Толвуйского погоста. Посланные из Сумского острога русские войска заставили противника отступить от Толвуи. Однако шведы временно сохраняли свой контроль над окрестностями Олонца и Сермаксы.

Шведские войска в Корельском уезде и других районах Карелии встретили упорное сопротивление карельского и русского на-селения, которое для борьбы объединялось, как и прежде, в пар

тизанские отряды. Опорными центрами партизанского движения карел стали северные погосты уезда, не признавшие власти захватчиков, а также территория Олонецкого и Лопских погостов. Уже весной 1611 г. в связи со шведскими походами на севере ка-рельские партизаны под руководством Максима Рясянена пред-приняли смелый рейд из района Ребол и Лиэксы на Куопио. Пар-тизаны наносили ответные удары и в северной Карелии, совершая походы в Приботнию. По преданию, против одного из шведских отрядов успешно сражались карельские партизаны под руководством крестьянина из деревни Большая Тикша Ивана Рокаччу. После опустошительного набега шведов в 1612 г. на Олонецкий погост карельские партизаны, имевшие там свои базы, начали регулярные действия на территории Корельского уезда; они держали под своим контролем территорию вплоть до Сердо- боля. В 1613 г. партизаны из Олонца организовали четыре похода на оккупированную шведами территорию. Аналогичный поход парНе увенчалась успехом и попытка шведов захватить Карельское Поморье и Заонежские погосты путем использования в качестве главной силы наемных польско-литовских отрядов, действовавших в Новгородской земле. В 1613 г. эти отряды через южные Заонежские погосты совершили поход к Холмогорам, опустошив все на своем пути. После неудачной попытки захватить Холмогоры они повернули к Сумскому острогу, гарнизон которого отразил все вражеские атаки. Не добившись основной цели — захвата Поморья, польско-литовские отряды ушли в Заонежье, но и там все их попытки овладеть местными острожками потерпели неудачу. В начале 1614 г. они, объединившись со шведскими войсками, ненадолго заняли Олонец. Но вскоре русские военные силы, со-бранные для решающих боев с интервентами, нанесли сокруши-тельное поражение польско-литовским отрядам под Олонцем. На этом фактически военные действия против шведов и их союзников ь восточной Карелии закончились. Карельское Поморье, Лопские и Заонежские погосты, благодаря активным совместным действиям русских воинских сил и местного карельского и русского насеку этому времени усилилось партизанское движение против шведских войск и в Новгородской земле, что принудило шведские власти отказаться от продолжения затянувшейся интервенции и пойти на мирные переговоры. Мир со Швецией нужен был и России, так как для продолжения войны одновременно и с Польшей

Мирные переговоры между Россией и Швецией начались в ок-тябре 1615 г. и закончились подписанием в феврале 1617 г. Стол- бовского мирного договора. По Столбовскому миру Россия лиши-лась выхода к Балтийскому морю, связывающему ее с основными европейскими государствами. Швеция сохранила за собой захва-ченную Ижорскую землю. Во владение Швеции переходил и Ко-рельский уезд с г. Корелой, обещанный ей по Выборгскому согла-шению. Столбовский мир явился переломным моментом в истории карельского народа — вся западная Карелия оказалась под

Шведская интервенция начала XVII в. принесла населению Ко-рельского уезда небывалые бедствия. Уже в ходе военных действий территория уезда подверглась опустошению, в результате чего вся хозяйственная жизнь там пришла в упадок. Шведское правительство рассматривало захваченные земли как свои колонии и стремилось к извлечению из них максимальной экономической выгоды. В целях полного подчинения карел новой власти оно вводило в уезде шведские порядки, увеличивало налоги, раздавало земли во владение шведским дворянам. Крестьяне попали под двойной гнет — шведского государства и феодалов-помещиков. Оно организовывало преследование карел за принадлежность их к православной религии и насаждало среди них лютеранство.

После заключения Столбовского мира, оставлявшего Корельский уезд под властью Швеции, активное сопротивление шведам фактически стало невозможным. Нельзя было рассчитывать и на помощь ослабленного войнами Русского государства. Единственное средство избавления от усиливавшегося шведского феодального, национального и религиозного гнета карельские крестьяне уезда увидели в переселении в Россию. Уже в период осады г. Корелы и расширения интервенции в уезде многие карелы снимались с насиженных родных мест и уходили на незанятую врагом терри-торию и дальше на восток в Заонежские и Лопские погосты.

Переселение карел в Россию начиная с 1617 г. все усиливалось. Крестьяне тайно от шведских властей уходили на русскую сторону, уходили в одиночку или группами из десятков и даже сотен семей, беря с собой в дорогу скудный крестьянский скарб, а иногда и домашний скот. Попытки властей препятствовать уходу населения, а также требования к русскому правительству возвращать переселенцев успеха не имели. За первую половину XVII в. из Корельского уезда в Россию переселилось свыше 25 тыс. карел. По шведско-русскому соглашению 1649 г. о перебежчиках за опре-деленный выкуп они на вечные времена становились подданными

Ко второй половине XVII в. международное положение России значительно упрочилось, что способствовало активизации борьбы за воссоединение белорусских и украинских земель с Россией, за выход к Балтийскому морю и возвращение Ижорской земли и Корельского уезда. Правительство проводило ряд мероприятий по укреплению русско-шведской границы, восстанавливало старые и строило новые военные укрепления. В частности, в 1648—1649 гг.

старинном центре Олонецкого погоста при слиянии рек Олонки и Мегреги была сооружена мощная деревянная крепость, положившая начало новому карельскому городу Олрнцу. Тогда же он стал административным центром всей русской** Карелии, которая

Война России со Швецией за выход к Балтийскому морю на-чалась в 1656 г. Военные действия велись в Ливонии, Ижорской земле и Корельском уезде. Наступление русских войск на терри-торию Корельского уезда, предпринятое из Олонца, а также через Ореховецкий уезд, сначала шло успешно. Русские подошли

Вступление русских войск в Корельский уезд карелы встретили с радостью и сразу же выступили на их стороне против ненавистного шведского ига, помогая им всем, чем только могли. Однако успехи русских, уступавших в силе шведам, носили временный характер. Вскоре они вынуждены были снять осаду г. Корелы и начать отход. Надежды карельского населения на полное освобождение от шведов не оправдались. Перед ним снова возник вопрос, оставаться ли дальше под шведской властью или продолжить переселение в Россию. Карелы выбрали второе. Переселение карел с 1656 г. под прикрытием русских воинских частей приняло невиданный до тех пор массовый и организованный характер. В период отступления русских войск из Корельского уезда с ними ушла в Россию подавляющая часть карельского населения, проживавшего в уезде до войны. Уход карел на русскую сторону продолжался в 1657 г. и последующие годы. О размахе переселения в это время говорит донесение генерал-губернатора Ингрии (Ижорской земли) и Карелии Г Горна, где сообщается, что к осени 1657 г. число беженцев из северной части Корельского уезда достигло 4107 семей (до войны на этой территории население, в том числе и прибывшее из Финляндии, составляло 5371 семью). В другом документе, относящемся к 1661 г., перечислено 250 карельских семей, переселившихся из южной части уезда. Следовательно, во время русско-шведской войны переселилось примерно до 4350 карельских семей, или около 22 тыс. человек. Если даже эти официальные данные несколько преувеличены, они позволяют говорить о том, что в годы русско-шведской войны 1656—1658 гг. фактически завершилось освобождение карел из-под власти Швеции путем организованного переселения в русские пределы оставшейся части населения Корельского уезда. В XVII в ., как показано выше, на русскую сторону в общей сложности ушло около 50 тыс. человек. Карелы сохранили свою верность Русскому государству, многовековую дружбу с великим русским народом.

После заключения в 1661 г. Кардисского мира, по-прежнему оставившего Корельский уезд за Швецией, карельское население на этой территории сохранялось в небольшом количестве в виде этнокультурных (православных) островков среди лютеранского финского населения только в северной части уезда, главным обра-зом в приходах Салми, Суоярви, и Иломанси, а также в окрест-

Карелы, переходившие в течение первой половины XVII в. на русскую сторону, рассеивались на широком пространстве от север-ных пограничных областей и до центра Русского государства, се-лясь временно или сразу на постоянное жительство на государст-венных, монастырских и частновладельческих землях. В 50— 60-х гг. XVII в., в связи с устройством переселенцев на дворцовых землях, наибольшее число карел (примерно 40 тыс. чел.) оказалось в Бежецком Верхе (в Бежецком, Новоторжском, Тверском, отчасти Ярославском и Углицком уездах) Потомками этих переселенцев являются современные калининские карелы. Часть карел осталась на Новгородской земле — в районах Новгорода, Валдая,

Большое число переселенцев из Корельского уезда обосновалось и на территории Олонецкого перешейка, в северо-западных Заонежских и Лопских погостах, через которые проходили их ос-новные пути продвижения в глубь страны. То, что там выходцы из северо-западного Приладожья оставались в большом количестве, подтверждают лингвистические данные. Например, язык карел, живущих в средней и северной Карелии, до сих пор сохраняет ис-ключительно близкое сходство с языком калининских карел.

После шведской интервенции начала XVII в. Заонежские н Лопские погосты, как и Корельский уезд, оказались сильно разо-ренными. Многие селения полностью или частично опустели, жите-ли их либо погибли, либо ушли. С наступлением мирного времени началось интенсивное возрождение экономической жизни. Нала-живалось земледелие: сокращалось количество пустошей, перелож-ной и поросшей лесом земли, шло освоение новых, прежде не обрабатывавшихся земель. Опустевшие и новые земельные участки заселялись и разрабатывались не только возвращавшимся на старые места населением, но и многочисленными карельскими переселенцами. Одновременно восстанавливалось и крестьянское

Тем не менее развитие сельского хозяйства края в XVII в. шло медленными темпами. Не произошло существенных изменений в способах ведения земледелия. На постоянных пашнях продолжала сохраняться трехпольная система. Всюду наряду с постоянной пашней сохраняло былое значение подсечное земледелие. Как и раньше, урожаи сельскохозяйственных культур оставались низкими, скота было мало и он оставался малопродуктивным; сельское хозяйство не могло прокормить основную, менее состоятельную массу карельского крестьянского населения, которое должно было, как и прежде, искать дополнительные средства существования, занимаясь различной промысловой деятельностью.

В XVII в. население края продолжало развивать традиционные промыслы — рыболовство и охоту на пушного и морского зверя. В Карельском Поморье соляные варницы, принадлежавшие Соло-вецкому монастырю и отдельным крестьянам, обеспечивали работой многих русских и карельских крестьян, приходивших сюда на отхожие промыслы. Аналогичным было положение и на-керетском

Пожалуй, наибольшего оживления в XVII в. в Лопских и За-онежских погостах достиг железоделательный промысел. Развитие карельской крестьянской металлургии обусловливалось значитель-ным спросом на карельское железо и изделия из него как в Поморье, так и в центральных районах России. Поэтому во второй половине XVII в. предпринимаются попытки создания более крупного, мануфактурного металлургического производства, приведшие с начала 70-х гг. к основанию в Заоиежье первых частновла-дельческих предприятий (заводы Марселиусов и Бутенантов), а в начале XVIII в., в связи с Северной войной,— казенных Олонецких Петровских заводов, ожививших экономическую жизнь всего края.

Районы железоделательного промысла и металлургической про-мышленности притягивали к себе не только зарубежных выходцев, т. е. нереселенцев-карел, но и население других погостов. Дальнейшее развитие в XVII в. экономики и, прежде всего, промыслов, ремесла и торговли усиливало внутренние экономические связи в крае и способствовало дальнейшей консолидации этнически родственных групп населения Карелии. Значительный приток переселенцев из Корельского уезда на территорию северной и средней части восточной (русской) Карелии привел к существенному увеличению здесь численности карельского населения и упрочению собственно карельского диалекта, а на территории южной Карелии — к завершению, по всей вероятности, карелизации ливвиков и людиков и образованию ливвиковского и людиковского диалектов карельского языка. Одновременно продолжались, хотя и медленно, процесс размывания этнических и диалектных границ собственно карел, людиков и ливвиков и сближение их культурных и бытовых традиций.

Развитие карельской народности в XVII в. продолжалось в обстановке теснейших контактов и связей с русским народом, что благотворно сказывалось на всех сторонах жизни карельского на-рода, культура и быт которого все больше сближались с культурой и бытом русского населения Севера России.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Карелы Карельской АССР - Глава вторая