Вячеслав Иванович Егоров пригласил меня в гости, чтобы показать последнюю сделанную им лодку. В этот раз он сделал ее для себя. Пожалуй, это один из немногих мастеров в Ведлозерье, который шьет лодки дедовским способом и дедовским инструментом: топором и долотом.

— Мои лодки плавают не только  на озере Ведлозере, но и на  Тулмозере, на Кончезере, на Онеге, — говорит Вячеслав Иванович. — Жители карельских деревень всегда занимались и занимаются рыболовством, и такие лодки  необходимы в первую очередь для рыбного промысла. За свою жизнь сделал уже около тридцати лодок. Сначала наблюдал, как работают другие  мастера лодочных дел, а потом уже и сам взялся за работу. Раньше разных  мастеров было больше. Помню, в Кибре делали лодки, в Варлов лесе — сани и бочки, в Паннисельге — кошели и ушаты. В каждой деревне были свои мастера. А вот когда деревни позакрывались, мастеров стало мало…

Чтобы сделать хорошую лодку, объясняет мастер, сначала надо высушить доски, на что уходит немало времени. Чтобы придать лодке изогнутую форму, доски сгибаются постепенно, чтобы не треснули. Одна доска выгибается в течение нескольких дней. Если попадется сучок — может треснуть как раз в этом месте. К центральной доске, располагающейся по центру днища, — матке — по одной прибиваются остальные.  Готовая лодка обрабатывается смолой.

Сначала мы говорили с Вячеславом Ивановичем о лодках, а потом разговор перешел на другие темы, житейские, не менее интересные.

— Родом я из Щукнаволока. Но предки мои пришли сюда с Урала несколько веков назад… Войну помню… Мне было пять лет. Помню, как финны бежали к Заячьей сельге. Помню, как бомбы бросали. Я под печкой лежал. Помню звук «катюш», когда Свирь прорывали и финнов гнали, аж здесь слышно было. В армии я служил в Бесовце три с половиной года. Демобилизовался с 18 рублями в кармане и одним комплектом х/б… Женился в 1965 году. Я шофером тогда работал. Жена моя приехала в Петрозаводск учиться из Сухуми на учителя математики. А в 70-м году она захотела вернуться на Украину, она оттуда родом. Ох, как я скучал по Карелии, живя на Украине! У нас же леса, озера… А там — степи, жара, сквозняки… Сейчас езжу на Украину к детям раз в год.

Еще Вячеслав Иванович рассказал мне про человека, который спроектировал старый деревянный цех в ведлозерском леспромхозе. Цех этот построен не по-карельски: большие деревянные фермы с хитрыми замками без видимых усилий поддерживают крышу большого пролета, причем без столбов посередине. Так традиционно строят в Европе: каркас из большого бруса несет на себе вес всего помещения. Мне это интересно потому, что я свой путь плотника начинал именно с таких каркасов, поэтому я и спросил про цех. А человека этого звали Каллеви. Был он родом из Эстонии. Ведлозеро он выбрал местом жительства, когда после Великой Отечественной войны его посадили на семь лет, а потом предложили поселиться в радиусе ста километров от Петрозаводска. Причина ссылки была проста: он воевал в немецкой армии. Одну ногу он потерял на войне, но это не мешало его работе инженера и плотника. Вот так и появился в Ведлозере тот самый деревянный цех.  Совсем недавно Каллеви умер в возрасте 93 лет.

В наше время цех разваливается и уже восстановлению не подлежит. Винить в этом я никого не буду, ибо руины домов, цехов, клубов и школ уже стали символом нашей нынешней жизни. Но, сравнивая отношение к историческим зданиям в соседней Финляндии и у нас, не могу не спрашивать себя и других: как же сталось так, что мы распиливаем дедовские дома на дрова, а не храним их для наших внуков?...
Мой собеседник говорит о многих вещах, иногда шутит:
— Изготовление лодок было для меня по жизни неплохим приработком. А с лодками у меня связано много истории, иногда курьезных. Ну, был вот такой случай: подходят мужики, мол, сделай нам лодку. Я спрашиваю: «Вам по-карельски сделать или как?» Они мне: «А как это — по-карельски?» Я им объясняю: вот так и так. Короче говоря, заказчик привозит мне доски и гвозди, сам немного помогает. Потом он дает мне немного денег за работу, мы их вместе пропиваем… Да-а-а… Правда, после того, как деньги пропивали, мне приходилось своих собственных денег тратить на это дело в три раза больше. А потом меня моя жена «пилила», его — его жена «пилила»… Вот так я иногда строил лодки — по-карельски, по-ведлозерски…

Помолчав, Вячеслав Иванович сетует, что некому передать секреты лодочного мастерства, не удалось ему воспитать продолжателя старинного промысла:

— Молодежь лодками заниматься не хочет. Ей это неинтересно. Молодое поколение больше предпочитает иметь дело с железками, а не с деревом.  Но разве с железками почувствуешь то  радостное волнение, когда после долгой работы  осторожно опускаешь лодку на воду!… Но если бы кто захотел поучиться шить лодки и у меня был бы заказ, я бы не отказался.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Ведлозеро - Земляки

Материалы о Карелии и не только

Быть ли в Карелии карельскому языку? Размышления и предложе...
Карельский язык на карельской же земле почемуто не в почете. Например, радиопередачи на карельском языке для нас – карелов – ...
Прокуратура выявила нарушения в совхозе "Ведлозерский"
Прокуратура Пряжинского района с привлечением специалистов управления ветеринарии Министерства сельского, рыбного и охотничьего ...