Мира Васильевна с внуком27 ноября замечательной женщине — Мире Васильевне Карповой — исполнилось 75 лет.

Дорогая Мира Васильевна! С чувством признания и уважения примите самые теплые пожелания с юбилеем и слова благодарности за Ваше умение трудиться, беречь дом, хранить тепло и уют. Глядя на Вас, мы видим, что Вы – сильная женщина. Мы восхищаемся Вашим трудолюбием и оптимизмом, Вашей энергичностью, душевностью, готовностью поделиться теплом и лаской. В этот замечательный день искренне желаем Вам отменного здоровья, благополучия в доме, оптимизма, человеческого тепла, семейного счастья и покоя в душе!

 

Порой хочу забыть я о былом,
Да только не могу – не знаю средства.
И вновь война мое сметает детство
Своим огромным огненным крылом.

(А. Дементьев)

 

«Мы - дети войны»

Мира ВасильевнаТак написала в своем дневнике Мира Васильевна Карпова. Ее дневник необычный. В нем она записывает свои воспоминания о Великой Отечественной войне.

Самые яркие, незабываемые впечатления человек, безусловно, выносит из своего детства. Детство поколения, к которому принадлежит Мира Васильевна, было опалено войной.  Детская память избирательна, работает вспышками, запечатлевая то, что сильно поразило ребенка.

Проводы в армию в первые дни войны любимого отца, Василия Васильевича Абросимова, слезы мамы Татьяны Ивановны, на руках которой осталось три девочки (старшей Нине было 5,5 лет, Мире - 4,5 года, Римме – чуть больше месяца)... Жили они тогда на железнодорожной станции Осеченка в Калининской области, недалеко от города Вышний Волчок. Железная дорога подвергалась бесконечным немецким бомбежкам. Бабушкина русская печь, вернее подвал под нею, служила своего рода бомбоубежищем для Миры и ее близких.

Из дневника Миры Васильевны:
«Бабушка читала под печкой молитвы и крестилась, да и нас заставляла молиться и просить Бога, чтобы мы остались живы. Мы бабушке говорили, что не умеем молиться, а она говорила: «Молитесь, дети, как умеете, вы ангелы Божьи, вы безгрешные души, и вас Бог услышит…»

Однажды бомбежка застала Миру спящей в кроватке. Бомбы взрывались, осколки разлетались во все стороны. Один огромный осколок влетел в их дом и угодил в кроватку…прямо на подушку к девочке. Но всё обошлось.

Из дневника Миры Васильевны:
«Жили мы очень трудно, очень голодно. Мама ходила по деревням: меняла одежду  на картошку, на горох. По карточкам давали продукты, но их было мало… Помню, как пекли в печке лук, и он нам казался очень вкусным. Еще разрезали чищеную сырую картошку кружками и жарили без масла просто на плите, переворачивая эти кружочки… Головы наши стригли наголо, чтобы не заводились вши».

Изобретательность бабушки Ирины не знала  границ. Когда она топила баню, в печку укладывала… немецкую бомбу (пустую, конечно!). Бомба нагревалась докрасна, потом ее отчаянная старушка опускала в бочку с холодной водой. Вода становилась горячей, и можно было мыться. Семья была большая, воды надо было много.

Из дневника Миры Васильевны:
«Когда пошли в школу, не  было тетрадок. Мы писали на газетах. Сшивали газетные листочки и делали тетради. Чтобы носить в школу школьные принадлежности, наш дядя (мамин брат) смастерил очень аккуратные чемоданчики из фанеры, обил серой материей, а по краям прошил железной полоской из консервной банки… Для школы  дядя клеил нам тапочки из автомобильной камеры…Ноги в них очень потели, но зато мы были не босы…»
Вот опять ты мне
вспомнилась, мама,
И глаза твои, полные слез,
И знакомая
с детства панама
На венке
поредевших волос…
(Я. Смеляков)

Татьяна Ивановна, мама Миры Васильевны, всю свою жизнь работала воспитателем в детском саду. Юная, красивая, любимица всей детворы детсада, она рано осталась вдовой. Абросимов Василий, ее муж-лейтенант, погиб 17 января 1944 года в Новгородской области. Всю свою нерастраченную любовь к мужу она отдала детям – своим и чужим. Шила им из старой одежды сарафанчики, шапочки, пальтишки, учила рукоделию. Благодаря таким матерям, как она, остались живы дети войны.

С отцом у Миры Васильевны связаны особые воспоминания. «Он называл меня «зёрнышко моё», – вспоминает Мира. Да и имя ей придумано тоже отцом… В смерть своего отца она долго не верила. И уже после войны часто встречала поезда, идущие через Осеченку, надеялась, что откроется дверь вагона и оттуда выйдет ее папа, живой, веселый, и спросит: «Где моё зёрнышко?»

Вторая родина – Карелия

Для меня остается загадкой: что заставило Миру Васильевну после окончания школы в Осеченке поехать учиться в торгово-кооперативный техникум в далекую Карелию? Может быть, воспоминания о войне не отпускали её? Хотелось обрести душевный покой? Перемена мест сулила иную жизнь. Так или иначе, но она приехала в Петрозаводск, закончила техникум и по распределению попала работать к нам в Ведлозеро. Шел 1958 год… Работать пришлось продавцом в продуктовом магазине. Холодильников не было, их заменял подвал с кусками льда. Продукты завозили в магазин без всякой фасовки (например, яйца привозили в огромных деревянных ящиках с сеном, мясо – огромными тушами). Хлеб надо было взвешивать и резать. Кто-то покупал 300 грамм хлеба, кто-то – 0,5  кг. Упаковочным материалом служили старые газеты. Чтобы не замерзнуть в магазине, под белый халат продавцы одевали фуфайку.

Работники Ведлозерской столовой . 70-е годы

Кто хоть раз побывал в старом здании Дома культуры в Ведлозере, поймет мою ностальгию по нему (этим зданием восхищались даже финны, «побывавшие» у нас в годы войны). После работы здесь собиралась молодежь: посмотреть кинофильмы, потанцевать. Приходили сюда и из Репного, и из Юргилицы, и из Паннилы, и даже из Варлов леса. Именно здесь судьба свела Миру Васильевну с Иваном Карповым, парнем из Репного озера. И стала Мира Васильвна «русской репнозерской невесткой». Родители Ивана плохо говорили по-русски, а Мира ни слова не знала по-карельски. (Тем не менее, вместе с мужем они уже 52 года!)

После рождения третьего ребенка, дочери Алёны, Мира Васильевна трудилась в Ведлозерской столовой («чайной» - как тогда её все называли). Делала из сахара «петушки» в цехе, пекла пирожки, коржики, ватрушки. Работала поваром вместе с М.А. Григорьевой, В.И. Евсеевой, А.П. Станиславовой. Руками этих женщин-поваров готовились превкусные обеды с широким выбором блюд, как первых, так и вторых. А знаменитые ведлозерцам блины! Мы школьницами специально бегали их отведать чуть ли не по два раза в день!

«В огороде душа цветет»

Сколько лет знаю Миру Васильевну, не перестаю удивляться ее трудолюбию, энергичности, умению радоваться всему красивому и создавать рядом красоту своими руками. «В огороде у меня душа цветет», – смеется она. Земля рядом с ее домом –«цветущий оазис», маленький заповедник с редкими теперь уже для наших широт растениями. Рожь и овёс, подсолнухи… Я не говорю уже о давно освоенных ведлозерцами огурцах и помидорах, луке и моркови…
С её легкой руки всё растет. Яблони, вишни, сливы, всевозможные плодовые кусты, клубника. Прекрасные цветы, как в сказке Андерсена, (помните «цветник женщины, которая умела колдовать»?) – астры, георгины, гвоздики, маргаритки, лилии 4 сортов, любимые ею гладиолусы… Здесь же рядом находится выстроенный Иваном Петровичем «домик» для курочек и петушка. Ох, как звонко этот петушок порой поет по утрам!
Летом я часто вижу Миру Васильевну, гуляющую с правнуком Димой из Полярного. Она приучает его любить и понимать все живое.
Осенью из цветов бессмертников ею составляются прекрасные букеты для украшения интерьера дома.

«Солнце в небе… Я ещё в пути»

(А. Дементьев)

В квартире у Миры Васильевны по-домашнему уютно, опрятно. Многие вещи изготовлены ее умелыми руками – коврики, необычные половички, вязаные тапочки. «Это у меня талант от мамы», - поясняет она.

В гостиной на самом видном месте на стене – фотографии близких людей: матери, бабушки, сыновей, внуков, отца, не вернувшегося с войны. Эти родные люди всегда с ней, они незримо присутствуют в ее жизни.

Мира Васильевна с мужем и внуками

Хозяйку дома можно застать за просмотром передач Пятого канала, за чтением лечебника знаменитой болгарки Ванги, а еще… листающей сборник стихотворений Андрея Дементьева. Это ее любимый поэт, ее калининский земляк. А стихи этого поэта ей близки своей жизненностью, невыдуманностью. Они о нас, о нашем времени. Некоторые стихотворения Дементьева она знает наизусть.

Книги ей привозит дочь Алена. Она работает воспитателем в одном из детских садов г. Петрозаводска. Зная военное прошлое Миры Васильевны и ее мамы, могу с уверенностью сказать, что Алёна – продолжательница дел Татьяны Ивановны на земле, той самой, которая была Воспитательницей в довоенной и послевоенной Осеченке. Душевная, открытая, щедрая, веселая, на все руки мастерица! Если бы у меня была дочь, я бы  желала видеть ее именно такой, как Алёна.

Мне всегда везло на хороших людей. Одна из них – Мира Васильевна. Помимо таланта трудолюбия и мастерства, есть в ее душе замечательный дар – доброта, деятельная доброта, внутренняя потребность незаметно помогать людям и от этого быть счастливой.

оды как кочующие звезды,
Что глядят прозрачно с вышины.
Вспоминаю прожитые вёсны,
Забываю виденные сны.
Я о них печалиться не стану
И по мне ты, юность, не грусти…
Вышел я однажды рано-рано.
Солнце в небе. Я еще в пути.

(А. Дементьев)



P.S. У Глеба Горбовского есть замечательное стихотворение «Красивые люди»,
в котором есть такие строки:

Они проходят
в наших судьбах,
Как корабли,
свернув бортом,
Обдав улыбкой. И, по сути,
Мы знаем их всегда потом…

Как хорошо, что у жителей Ведлозера появилась возможность рассказать о хорошем Человеке в своей газете «Ведлозерские окна». Пишите о хороших людях, живущих рядом с вами, говорите им при жизни добрые слова, а не потом, когда они нас уже не слышат. Поверьте, от этого жить «теплее», радостнее.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Ведлозеро - Земляки

Материалы о Карелии и не только

Приключения итальянцев в Ведлозере
В августе жители Ведлозера могли видеть на улицах села группу иностранцев, фотографирующих дома и постройки. Некоторые встревоженные ...
"Училище-то преобразовали да учебников не послали" (Памяти К...
  В феврале 1916 года в газете "Олонецкая неделя" был опубликован некролог: "Памяти народного учителя Константина Ивановича Королева". ...