ВЕДЛОЗЕРО. 1922 год. В полуразвалившемся бараке на досках, положенных на чурбаки, сидят мужики. Многие одеты в старые гимнастерки, на ногах истрепанные вконец ботинки с обмотками, на головах буденовки.

Это вчерашние красноармейцы. Они помогали партии большевиков утвердить завоевания власти Советов, гнали интервентов с карельской земли. Разговор идет о том, как победить нужду.

А нужда в деревне была лютая. Не было хлеба и соли, спичек и керосина, кос, брусков. Дома надо подправлять, а где взять гвозди? Расчищенные в лесу 4-5 лег назад пожни и палы так заросли ивняком и ольхой, что горбушей размахнуться негде,

У крестьянина, известное дело, первейшая дума о хозяйстве. Без скота как жить? У некоторых были коровенки, у счастливцев — и лошади. А чем их кормить долгую карельскую зиму? Сидят мужики, толкуют. Теперь думают и решают сообща. Сама жизнь подтверждала правоту ленинских слов — в одиночку из нужды не выйти.

А покосы — вот они, рядом. Стоит только понизить уровень озера Мужезера. Ежели сообща за дело взяться — можно получить отличные покосы. И. дома, дворы тоже можно подправить обществом...

Обстоятельно, не спеша, расчетливо решали все эти вопросы крестьяне Михайлов, Лукин, Волхов. Дорофеев. Сысоев, Сидоров, члены партячейки Тупицин, Богданов, Журавлев, Ефремов. Помнится, собрание это закончилось товарищеским чаем. Чай — настой из брусничных листьев. Сахар заменяла вяленка — мелкие кусочки пропаренной и провяленной репы. Сахарин роскошью считался.

В скором времени в Ведлозере, Юргилице, Репном озере, Колатсельге и других селениях приступили к работе мелиоративные товарищества. Крестьяне начали осушать землю, чтобы иметь покосы. Это были первые шаги по мелиорации земель в Карелии. Работа трудная. Надо копать канавы, корчевать пни, перетаскивать многотонные валуны, а орудия лопата, лом да канат из колючей проволоки, брошенной интервентами Ведь механизмов в то время не было. Выручала «дубинушка». «Она слышалась то тут, то там.

Новое настойчиво входило в жизнь карельских крестьян. Никогда жители Ведлозера не сажали капусту, а тут собрались, поговорили, а наутро пришли с топорами и построили парники. Под бабий крик и шум сняли на парники церковные рамы. Вырастили рассаду. Высаживали ее с недоверием. А к осени получили урожай. Да еще какой! Капуста в то время была лакомством, подавалась в праздники и только для дорогих гостей.

Создали и прокатный пункт для нуждающихся в орудиях труда. И так во всем менялся уклад крестьянской жизни.

В 1922 году кооператив в селе был почти пустой. Иногда в продажу поступали зажигалки, кремни, спички серные, сахарин, горшки глиняные. К концу года, а особенно в 1923-1924 годах, в кооперативе уже больше стало разнообразных товаров: настоящие спички, керосин, соль, посуда, гвозди, конная упряжь. Впервые после длительного перерыва появились сахар, ситец. Скоро узнали и вкус белого хлеба.

Кооператив принимал от населения разные продукты — грибы, ягоды, сушеную рыбу, творог, масло, яйца и платил за них в два раза дороже, чем прасолы и купцы, начавшие шнырять в период НЭПа по деревням. Деньги у крестьянина появились. Постепенно стали исчезать курные избы. Поменьше и коры к хлебу стали примешивать, хотя с хлебом было еще трудно.

Молодая Советская власть оказывала большую помощь деревне. Через кредитное товарищество безлошадные получали лошадей. Выдавались ссуды на осушку болот, на покупку машин и орудий. Вера в новую, лучшую жизнь укреплялась. На собраниях наравне с мужиками стали появляться и женщины, чего раньше никогда не бывало. Крестьянки организовали делегатское собрание, решали важные вопросы.

Взялись за ликвидацию неграмотности. За парту сели молодые и старые, мужчины и женщины. После утомительного рабочего дня, "без напоминания и опозданий, помнится, шли на ликбез пожилые и молодые крестьянки - Михайлова, Коледова, Лукина, Сысоева, Трифонова и многие другие. С ними и члены их семей: мужья, сыновья, дочери. Учителя Ведлозерский волости Н. А. Анисимов, П. Н. Малинина, К. Н. Минорская, О. В. Анисимова, избач Н. М. Морошкин прилагали все силы к тому, чтобы обучить людей, покончить с темнотой.

Из крестьянок и крестьян был создан хор, который исполнял «Интернационал», «Смело, товарищи, в ногу», «Замучен тяжелой неволей» и другие революционные песни. Хор каждую неделю выступал на сцене «ведлозерского театра», т. е. в том же полуразвалившемся бараке, куда собирались крестьяне для обсуждения своих проблем. «Зал» всегда был до отказа заполнен. Здесь даже ставились местными силами пьехы Островского, выступали чтецы-декламаторы, читались лекции.

Все это теперь может показаться малозначащим. Но надо не забывать о том, что тогда не было ни радио, ни кинопередвижек, не приезжали лекторы по заказу. Но у народа как будто пелена спала с глаз. Он тянулся к свету, к знаниям. Следовательно, рассчитывать надо было только на свои силы.

В тот интересный и полный драматизма период жизнь била ключом, события развертывались быстро, кипели страсти, нарастали конфликты нового со старым. В ходе этих битв нового со старым и была достигнута величайшая, всемирно-историческая победа. Крестьяне встали на социалистический путь.

Уже в 1928 году Карелия была покрыта густой сетью производственных кооперативов. К этому времени на карельской земле появились сельскохозяйственные коммуны «Сядь», «Сыны Севера», «Раатая» и другие, показавшие добрый пример. Коммунистическая партия горячо поддерживала артельный труд.

В трудный момент на помощь селу пришли рабочие. В историю колхозного движения они вошли как двадцатипятитысячники. Это, как правило, были лучшие коммунисты, хорошие организаторы, образцовые производственники Онежского завода, Лососинского комбината, типографии им. Анохина, Медвежьегорского лесозавода, такие, как А.С. Смирнов, М.И. Руднев, В.С. Наумов, Н.П. Ерохин, А.М. Перов и многие другие. Они оказали карельским колхозам неоценимую помощь и заслужили глубокое уважение народа. И не только двадцатипятитысячники. Ленинский кооперативный план осуществлял весь народ.

Социалистическая промышленность наращивала производство тракторов, сельхозмашин, усиливала помощь и молодым карельским колхозам. В 1931 году была создана первая в республике Олонецкая МТС. Встречали тракторную колонну стар и млад. Это было 23 июня 1931 года. Состоялся многолюдный митинг. Когда торжество закончилось, уже к вечеру, крестьяне попросили показать работу трактора, прогнать первую борозду. Тракторист молодой, еще не имевший достаточно навыка в вождении такой диковинной машины, не устоял перед соблазном, запустил мотор. На веками спрессованной каменистой земле трактор шел неровно: то вправо, то влево, наконец наехал на тын, разворотил его и засел в кювете. Не осмеяли крестьяне тракториста, не осудили, были восхищены: «Экая силища, поди-ка управься с ним!».

За первой МТС уже в 1932 году были организованы МТС в Прионежском и Пудожском районах, а вскоре машинно-тракторные станции уже обслуживали почти все карельские колхозы.

К 1934 году в республике, в. основном, завершилась сплошная коллективизация. Теперь особое внимание уделялось укреплению колхозов — подготовке кадров, улучшению организации труда, агротехники, окультуриванию земель.

Веками в Карелии в широких размерах велась огневая система земледелия. Вырубался лес, просушивался, затем сжигался. Место сожога слегка ковырялось сохой, а затем засевалось репой или рожью. Через год-два пал - он уже не давал урожая. Подготовка пала – тяжелый изнурительный труд. К 1935-1936 годам палы были заброшены. Вводилась новая система земледелия. Теперь молодежь знала о палах только по воспоминаниям стариков.

Колхозы были на подъеме. Росла урожайность полей, продуктивность стада, увеличивались доходы колхозов и колхозников. Партийная организация республики проводила огромную работу по улучшению производства, по политическому и культурному воспитанию села.

Война с фашистски» и захватчиками нарушила мирный труд. Народ встал на защиту своей Родины и свободы.

Мы знаем, что злобный и коварный враг оккупировал временно значительную часть территории нашей республики. Па месте благоустроенных колхозов и МТС остались одни пепелища. Но народ выстоял, враг был изгнан. Колхозники стали возвращаться на родные пепелища, заново возрождать жизнь. Все надо было начинать с начала. Чтобы сделать землю вновь плодородной, пришлось пролить немало пота.

Ныне сельское хозяйство республики сосредоточено в нескольких десятках специализированных крупных хозяйств, оснащенных передовой техникой, имеющих высококвалифицированные кадры. Далеко шагнуло оно вперед. До революции, да и долго после нее годовой удой коровы составил в среднем 700 литров. Теперь он на рубеже 3000 килограммов. Долгое время республика завозила в больших размерах картофель из других областей страны. И не мудрено: ведь урожаи были мизерные — 50-70 центнеров клубней с гектара. Теперь потребности в картофеле и овощах удовлетворяются за счет местного производства. А как выросли люди на селе!

Все это завоевания Советской власти. великий юбилей которой мы скоро будем отмечать, власти, открывшей карельскому крестьянину замечательную дорогу в жизнь. И впереди у нас — широкие горизонты, ясные перспективы.

 

И. ПЕТРОВ, заслуженный агроном Карельской АССР, 

кандидат биологических наук.

«Ленинская правда», 1968, 12 октября.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Ведлозеро - История села Ведлозеро

Материалы о Карелии и не только

1 апреля встретим на празднике "Кюлян Кижат"
В селе Ведлозеро пройдет традиционный ежегодный праздник "Кюлян кижат" (с кар. "деревенские игрища"). Праздник состоится 1 апреля ...
Лодочных дел мастер
Вячеслав Иванович Егоров пригласил меня в гости, чтобы показать последнюю сделанную им лодку. В этот раз он сделал ее для себя. ...