• (8 814 56) 34-534
  • с. Ведлозеро, ул. Совхозная, д. 7.
  • vedadmin@rambler.ru
  • Пн-пт 9:00 - 17:00
ОФИЦИАЛЬНЫЙ САЙТ
ВЕДЛОЗЕРСКОГО СЕЛЬСКОГО ПОСЕЛЕНИЯ
ПРЯЖИНСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ МУНИЦИПАЛЬНЫЙ РАЙОН
РЕСПУБЛИКА КАРЕЛИЯ

История Карелии

8.2. Борьба в тылу врага

Исключительные лишения выпали на долю населения Советской Карелии, которое не успело эвакуироваться и осталось на временно захваченной врагом территории республики. Примерно две трети территории Карелии было оккупировано, и здесь насчитывалось немногим более 86 тысяч советских граждан, в основном женщин, стариков и детей. Из этого общего количества карелы составляли около 35 тысяч человек. Как и представители других национальностей, они пережили трехлетний ужас фашистской неволи.

Оккупационный режим на временно захваченной территории Карелии осуществляла Финляндия — союзница фашистской Гер-мании в войне против СССР. Было создано «Военное управление Восточной Карелии», которому подчинялись три округа: Олонец-кий, Масельгский и Беломорский, каждый из которых, в свою очередь, делился на более мелкие административные единицы во главе с комендантом. Комендант руководил всей административ-ной, военной и хозяйственной жизнью участка. В наиболее круп-ных деревнях находился уполномоченный Военного управления, его помощником назначался представитель местного населения (староста).

Земли, леса, леспромхозы и другие предприятия были объяв-лены собственностью финляндского государства. Колхозная соб-ственность, сельскохозяйственные машины, инвентарь, скот и другое имущество включались в военные трофеи, а колхозы превращались в хозяйства с принудительным применением труда военнопленных и местного населения.

В Финляндию вывозились древесина, заготовленная леспром-хозами Карелии еще до войны, оборудование промышленных предприятий, тракторы, автомашины, культурные ценности, сель-скохозяйственный инвентарь, скот и т. п. Все имевшиеся в колхо-зах и у колхозников запасы зерна и картофеля конфисковались. Жителям сел продавали через торговую сеть по 6—7 кг зерна в месяц на человека.

Финская военщина установила жесточайший* оккупационный режим, мирных советских граждан подвергали истязаниям, реп-рессиям и пыткам, морили голодом, расстреливали. Оккупанты душили всякое проявление свободы. За населением было установ-лено усиленное наблюдение. В каждом селе создавался полицей-ский участок. За выход на улицу после установленного часа, предоставление ночлега лицам, не прописанным в доме, грозил расстрел. Выход из города или села разрешался только по спе-циальным пропускам. Население строго предупредили, что за всякую попытку установить связь с партизанами или оказать им содействие будут расстреливать, о чем на видных местах вывешивались приказы Военного управления. Систематически проводились облавы. Финские оккупанты широко применяли телесные

Немалую роль в подавлении сопротивления советских людей финская военщина отводила политике национализма и финизации, проводимых под фальшивым лозунгом «освобождения соплемен-

Шовинистическая политика была рассчитана на разжигание национальной вражды между русскими, с одной стороны, и каре-лами, вепсами и финнами, с другой, чтобы таким образом обма-нуть карельский народ и хотя бы часть его склонить к поддержке режима оккупантов. Именно с этой целью, например, на одних и тех же работах карелам выдавался больший продовольственный паек, чем русским, а за одинаковый труд карелы получали

Оккупанты предприняли попытки по финизации карельского населения. С этой целью были созданы уже в 1941 г. финские школы для детей карельской, вепсской и финской национально-стей. Кроме того, практиковалось направление юных карел в раз-личные учебные заведения Финляндии. Учителей для школ гото-вили на специальных курсах в Хельсинки. Использовались учеб-ные программы, принятые в школах Финляндии. Преподавали закон божий. На уроках географии детям вдалбливали идеи вели-кой Финляндии, границы которой якобы проходят по Уралу, и приучали к мысли о неизбежности включения Карелии в состав Финляндии. В школах применялись телесные наказания. Так, в Олонецком районе детей заставляли учиться и разговаривать в школе только на финском языке, а за применение русских слов

Пытаясь разжигать недоверие и вражду между карелами и вепсами, с одной стороны, и русскими — с другой, финские за-хватчики стремились дискредитировать русскую, советскую куль-туру, противопоставить ей культуру финскую как образец пере-довой европейской культуры. Особенно изощрялась в этом газета «Vapaa Karjala» («Свободная Карелия»), издававшаяся на фин-ском языке для населения оккупированной территории Карелии. Каждый номер пропагандировал «прекрасную жизнь освобожденных соплеменников», их приобщение к «высокой» буржуазной

Однако карельский народ не поддался шовинистической про-паганде и не польстился на подачки захватчиков. Это вынуждены

В секретных отчетах" «Военного управления Восточной Каре-лии» финские захватчики признавали несостоятельность своей лживой пропаганды. Так, совещание офицеров пропаганды

14 октября 1943 г. вынуждено было констатировать: «Несмотря на работу, проведенную в течение двух лет, мы замечаем, что в народе еще не проснулось национальное чувство, он продолжает оставаться пропитанным большевистским духом».

Карельскому народу были ясны коварные замыслы финских захватчиков, он не склонил головы перед оккупантами. Ему было понятно, что оккупационный режим, установленный финляндской военщиной на временно захваченной территории Советской Каре-лии, представляет собой продуманную систему порабощения советского населения, разграбления национальных богатств и разрушения национальной государственности карельского народа, что это режим грабежа, произвола и насилия. Единственным ответом трудящихся Советской Карелии на эту систему могла быть и стала

Первоначально на оккупированной территории преобладали такие формы борьбы советского населения, как отказ от выхода на работу, саботаж мероприятий оккупантов. С лета 1942 г. стали действовать подпольные партийные организации. Под их руко-водством борьба советских людей принимала все более активные

Действия во вражеском тылу требовали большого мужества, бесстрашия, стойкости, особых форм и методов борьбы. Сложна и опасна была работа подпольщиков. У многих из них не было опыта. А им противостоял коварный, изощренный в подавлении народного сопротивления враг. Опыт приобретался дорогой ценой.

Создание подпольных партийных и комсомольских организаций на оккупированной территории проходило под непосредст-венным руководством ЦК Компартии республики (секретарь ЦК, член Военного совета Карельского фронта Г Н. Куприянов). Ак-тивное участие в создании подпольных организаций, в подборе кадров для них принимал и ЦК комсомола республики (первый секретарь — Ю. В. Андропов). Подпольщиками в тыл врага посы-лались лучшие коммунисты и комсомольцы, смелые, выносливые, преданные делу партии. За период войны на подпольную работу был направлен 121 человек, в том числе 67 членов и кандидатов в члены партии, 46 комсомольцев, 8 беспартийных. Из общего числа направленных на подпольную работу 76 человек (более 60%) были карелами. Подпольные партийные и комсомольские группы были созданы в Ведлозерском, Олонецком, Сегозерском, Пряжинском, Прионежском, Кондопожском районах, населенных главным образом карелами, а также в Заонежском районе.

Среди отважных подполыциков-карел следует прежде всего назвать комсомолку из с. Пряжи Марию Мелентьеву. Летом 1942 г. вместе с вепсской девушкой комсомолкой Анной Лисицы-ной Мария была направлена ЦК Компартии республики на тер-риторию оккупированного противником Шелтозерского района. В течение месяца отважные девушки находились во вражеском тылу и полностью выполнили боевое задание. Они организовали явки для подпольных партийных и комсомольских rpynrf, собрали сведения об оккупационном режиме, добыли для романдования ценные документы, данные о воинских частях и расположении огневых точек и оборонительных сооружений противника. Они рассказывали советским людям правду о героических делах Красной Армии, разоблачали лживые измышления захватчиков. За мужество и отвагу, проявленные при выполнении ответствен-ных заданий, М. В. Мелентьевой и А. И. Лисицыной посмертно присвоено высокое звание Героя Советского Союза.

На территории Олонецкого района действовала подпольная группа во главе с секретарем Олонецкого подпольного райкома партии М. М. Деляевым. Уроженец Олонецкого района, карел, член партии с 1932 г М. М. Деляев в начале Великой Отечествен-ной войны был назначен комиссаром истребительного батальона, затем направлен на подпольную работу в тыл врага. Секретарь подпольного райкома комсомола А. М. Звездина, карелка из Олонецкого района, накануне Великой Отечественной войны работала литературным сотрудником Олонецкой районной газеты «Колхозник». В августе 1941 г., когда секретарь Олонецкого рай-кома комсомола ушел на фронт, А. Звездина заменила его. Вскоре она стала кандидатом в члены партии. Летом 1942 г. с группой подпольщиков была направлена ЦК Компартии республики в оккупированный врагом Олонецкий район. Радистка подпольной группы О. Е. Филиппова, карелка, родилась на севере Карелии. До войны работала учительницей в родном Калевальском районе. За образцовую работу награждена медалью «За трудовое отличие». В первые дни войны коммунистка О. Е. Филиппова по рекомендации Калевальского райкома партии уходит в дейст-вующую армию, где овладевает специальностью радиста. Затем включается в подпольную группу Деляева и Звездиной. Подполь-щики, умело используя связи с населением, собирали сведения об оккупационном режиме, доставали пропуска, паспорта, продовольственные карточки, газеты и т. п. Они добывали ценные разведывательные данные о противнике, устанавливали связи с местным населением и вовлекали в борьбу с врагом активистов. Они рассказывали советским людям о положении в стране и на фронтах Великой Отечественной войны. Долго охотились финские захватчики за отважными подпольщиками и наконец схватили их. Накануне суда, в ноябре 1942 г., Анастасия Звездина писала родным: «Я тверда сейчас, тверда как камень, и ни малейшего беспокойства только потому, что знаю, за что отдаю самое дорогое — жизнь свою: отдаю за свой народ, за его счастье... А ведь как хочется жить, но раз это во имя Родины, то не жалко и помирать».

Суд приговорил Звездину и других подпольщиков к расстрелу. Но казнь была отложена. Захватчики пытались получить от пат-риотов интересующие их сведения. Путем обещаний и угроз, пыток и истязаний они хотели сломить волю советских патриотов. Три месяца продолжались допросы, но враг ничего не добился. М. М. Деляев, А. М. Звездина, О. Е. Филиппова были расстреляны. #

Секретарем Сегозерского подпольного райкома партии была направлена Г Д. Игнатьева. Уроженка карельской деревни Корза Пряжинского района, она рано начала трудовую и общественную деятельность — работала заведующей женотделом ряда райкомов партии, а затем секретарем Олонецкого райкома партии. В гроз-ные годы войны, несмотря на 35-летний возраст, она пошла на опасную работу во вражеском тылу. 12 сентября 1942 г. Игнатье-ва радировала из районного центра с. Паданы о благополучном прибытии. Однако вскоре оккупантам стало известно о подполь-щиках. В схватке с карателями отважная дочь карельского наро-да Г Д. Игнатьева погибла смертью храбрых.

С лета 1943 г. в Олонецком районе начала действовать группа подпольщиков. Возглавлял эту группу Я. В. Ефимов, карел, коммунист. С первых месяцев Великой Отечественной войны Я. В. Ефимов — комиссар карельских партизанских отрядов: сначала «Буревестника», а затем им. Чапаева. Он участвовал во многих боях, показал себя храбрым и мужественным бойцом, на счету которого немало смелых операций и лично уничтоженных солдат и офицеров противника. В состав группы входили карелы коммунисты В. А. Кузьмин, И. П. Юплов и комсомолка У П. Кузьмина. Все члены группы хорошо знали район, так как работали здесь в предвоенные годы. Подпольщики установили связи с местным населением, создали актив из надежных людей. Ими была проведена значительная работа в районе и переданы по рации важные разведывательные данные военного характера. Более 300 км подпольщики пробирались по вражеским тылам к линии фронта. Их обнаружило тыловое охранение финских войск. Завязался бой. Обессиленные голодные люди около часа отражали натиск целого взвода вражеских солдат. Врагам уда-лось схватить отважных патриотов. Я. В. Ефимов, В. А. Кузьмин, У П. Кузьмина и И. П. Юплов в марте 1944 были расстреляны оккупантами.

В числе отважных патриотов немало и других подполыциков- карел: П. И. Богданов — командир группы подпольщиков в Пет-розаводске, Н. И. Лебедева — секретарь Ведлозерского подполь-ного райкома комсомола, Л. В. Мастинен — секретарь Олонецкого подпольного райкома партии, П М. Пантелеев — секретарь Сегозерского райкома партии, Ф. Ф. Тимоскайнен — секретарь Петрозаводского подпольного горкома партии и т. д.

Карельский народ по праву гордится своими верными сынами и дочерьми, которые проявили мужество и отвагу в борьбе с нена-вистными захватчиками во вражеском тылу.

Активно действовали во вражеском тылу карельские партиза-ны. Важное значение в развертывании партизанской борьбы на территории Карелии, как и других районов страны, сыграли директива Совнаркома СССР и ЦК ВКП(б) от 29 июня 1941 г. и постановление ЦК ВКП(б) от 18 июля 1941 г. «Об организации борьбы в тылу германских войск». Выполняя эти указания, коммунисты Карелии уже к середине августа 1941 г. организовали 15 партизанских отрядов общей численностью свыше 1700 человек.

В первые месяцы войны (до начала декабря 1941 г.) на тер-ритории Карелии шли ожесточенные оборонительные сражения. В связи со сложной обстановкой на фронте некоторые партизанские отряды и истребительные батальоны по решению ЦК Компартии республики были направлены на фронт и вместе с частями Советской армии принимали участие в боях.

В начале декабря 1941 г. советские войска остановили про-движение врага. Линия Карельского фронта в течение двух с по-ловиной лет (до июня 1944 г.) оставалась стабильной, и боевые действия носили позиционный характер. Партизанская война в Карелии развивалась в своеобразных и трудных условиях, которые определили ее формы и методы.

Отсутствие баз с продовольствием и оружием на занятой вра-гом территории, малочисленность населения, значительная часть которого была заключена в концентрационные лагеря, исключали возможность пополнения и снабжения партизанских отрядов во вражеском тылу. Известные трудности представлял и северный театр войны: длительная снежная зима с сильными морозами и полярной ночью, летом — частые дожди, постоянная сырость, белые ночи, бездорожье, необозримые таежные леса, топкие боло-та, скалы, многочисленные озера и реки.

В силу этих причин партизанские отряды Карелии базирова-лись на неоккупированной территории, вблизи линии фронта, и осуществляли свои задачи путем рейдов в тыл противника с последующим возвращением на свои базы. Поэтому, чтобы выпол-нить ту или иную операцию во вражеском тылу, партизанам каж-дый раз приходилось дважды пересекать линию фронта, преодо-левать расстояние от 300 до 500 км по лесистой, сильно пересе-ченной озерами, реками и болотами местности. Каждый партизан должен был нести на себе оружие, боеприпасы и продовольствие на весь период похода (часто на 30—40 дней) и другой груз общим весом до 40 кг. Сложную проблему представляла транспортировка раненых и больных из вражеского тыла.

Своеобразие условий борьбы на севере сказалось и на форме организации партизанских сил. Как правило, в тылу врага дей-ствовали партизанские отряды, каждый из которых насчитывал примерно 100 бойцов.

Партизанские отряды, действовавшие на Карельском фронте, постоянно пополнялись свежими силами. Создавались новые отряды. Так, в марте 1942 г. по инициативе первого секретаря ЦК комсомола Карелии Ю. В. Андропова был организован пар-тизанский отряд «Комсомолец Карелии». На Карельском фронте действовали отряды, сформированные в Мурманской («Советский

Мурман», «Большевик Заполярья»), Архангельской («Полярник», «Большевик», «Сталинец») и Вологодской («За Родину») областях. В марте 1944 г. прибыл из Ленинградской области партизанский отряд «Ленинградец». Пополнение в партизанские отряды Карельского фронта прибывало из Коми АССР, Красноярского края, Свердловской, Ярославской, Иркутской и некоторых других областей. В рядах партизан Карельского фронта сражались представители более 30 национальностей — русские, карелы, украинцы, белорусы, коми, вепсы, финны и др. В этом еще одно из ярких проявлений дружбы народов нашей страны в общей борьбе за свободу и независимость советской социалистической Родины.

В первых партизанских отрядах насчитывалось 350 представителей карельского народа, или 20% от общего числа партизан. В некоторых отрядах, сформированных в районах, населенных преимущественно карелами, карел было значительно больше. Например, в партизанском отряде «Вперед» (командир В. Н. Бобков— русский, комиссар И. И. Вахрамеев — карел), созданном в Ругозерском районе, на 5 августа 1941 г. было 43 бойца, из них 28 карел и 15 русских; в отряде «Боевой клич» (командир М. В. Медведев — вепс, комиссар Л. В. Власов — карел), организованном в Кестеньгском районе, карелы составляли примерно третью часть от общей численности партизан; в отряде «Боевое знамя» (командир Б. С. Лахти — финн, комиссар И. Ф. Королев — русский), сформированном в Калевальском районе, из 41 бойца 38 были карелами.

Заслуженным уважением в годы войны пользовались многие партизаны-карелы.

Сегозерский карел коммунист И. А. Григорьев командовал партизанской бригадой. Под его командованием бригада совер-шила ряд успешных боевых операций: в январе 1942 г. разгроми-ла вражеские гарнизоны на Большом Климецком острове; в фев-рале— гарнизоны противника на западном берегу Онежского озе-ра: в поселке Карелгранит и на Маяке; в марте уничтожила фин-скую диверсионную группу в устье р. Водлы. Исключительное мужество и отвагу проявил командир бригады во время ее рейда по тылам врага в июле—августе 1942 г. Он всегда был на самых ответственных участках и лично руководил боевыми операциями. В одном из боев И. А. Григорьев, видя, что финны наступают на важный рубеж, смело повел партизан в'атаку. Имея три ранения, он продолжал руководить боем. Раненный в четвертый раз, продолжал стрелять. Вражеская пуля оборвала жизнь бесстраш-ного командира-коммуниста.

Умелыми и смелыми командирами и комиссарами проявили себя Д. С. Александров, И. И. Вахрамеев, В. П. Введенский, Л. В. Власов, В. Ф. Ганичев, Я. В. Ефимов, И. Г. Инниев, И. И. Кондратьев, Н. И. Кукелев, А. Ф. Левошкин, В. И. Перт- тунен, М. П. Пивоев, Ф. И. Тукачев и многие другие.

В итоге 38-месячной напряженной борьбы партизаны Карелии уничтожили тысячи вражеских солдат и офицеров, разгромили 53 гарнизона противника, организовали 31 крупное крушение воинских эшелонов, взорвали 151 мост, уничтожили 250 км линий связи, 314 автомашин, 78 складов и много другого имущества врага. Командованию Карельским фронтом доставлялись ценные разведывательные сведения. Своими действиями партизаны вы-нуждали врага отвлекать с фронта для усиления охраны тыловых объектов и коммуникаций значительные силы, морально изматы-вали войска противника.

Это был ощутимый вклад карельских партизан в общее дело разгрома немецких и финских захватчиков на Советском Севере.

© 2011-2018 Ведлозерское сельское поселение. Все права защищены.

  Создание и поддержка сайта - веб-студия КОНСТАНТА 

Поиск