A A A Ц Ц Ц Ц

ШРИФТ:

Arial Times New Roman

ИНТЕРВАЛ:

х1 х1.5 х2

ИЗОБРАЖЕНИЯ:

Черно-белые Цветные
Ведлозерское сельское поселение
Пряжинский национальный муниципальный район

Наш городок, как и много других рядом с лесозаводами, стоял на опилках. Они лежали под ногами толстым рыхлым слоем. Пройдет рота, скажем, в столовую, и после нее остаются борозды, после батальона - ходы сообщения.

Командир отделения, младший сержант Кочура, ростом не вышел и был на голову ниже своих подчиненных. Но это только в казарме мы были выше его. Когда шли на занятия или в столовую, выше нас становился он, отделенный. Он никогда не опускается в траншею, что образуется под нашими ногами. Всегда идет поодаль от строя и потому кажется выше нас. Его голос всегда звучит внушительно:

- Запе-ва-а-й!

Стоит взводу затянуть песню, как следом:

- Весе-лей!

Старчак, наш помкомвзвода, тоже идет со взводом. Но еще на большем отдалении. Демонстрирует субординацию. Старчак ростом, что и Кочура. Только более гибкий и фигуристый. В муштру, что практикует отделенный, не вмешивается. Взвод полностью отдан отделенному. Правда, есть еще два отделения. Они не в счет. Все делает Кочура. И командует нами, и учит нас, и наказывает. Видимо, ему кажется, что команды лучше его никто не отдает, никто так не умеет воспитывать молодых солдат, как он. Кочура для нас - царь, боги воинский начальник. Если вдруг после команды "петь" продолжается молчание, это представляется ему саботажем, а может, и более крупным преступлением. Потому в такие моменты он становится беспощадным.

- На месте марш-ш!

Подав команду топтаться на месте, он выпячивает хиленькую грудь. В этот момент нам на ум приходит петух, вступающий в бой с сородичем.

Маршируя на месте, мы тем самым утрамбовываем опилки, погружаясь все ниже и ниже. Он же, Кочура, при этом растет, поднимаясь сначала вровень с нами, потом выше и наконец, превращается чуть ли не в Гулливера.

Ему это по душе, и потому он не спешит подать новую команду: "Вперед - марш!"

Наконец, ему надоедает наше угрюмое топтание, и он командует: "Выше ногу!". Когда находит, что его распоряжение выполнено и воспитательная функция осуществлена, подает очередную команду: "Вперед шагом марш!". Только мы отходим от утрамбованного места, как опилки, точно тесто на дрожжах, поднимаются, и траншея вновь превращается в неглубокую борозду. Кочура вновь становится прежним гномиком, а мы - его старой завистью.

Чувствовал ли отделенный недостаток своего роста? Видимо, да. Не зря же он никогда не становился рядом с нами в строй. Разве только утром при разводе. Но их проводили редко и в темноте, и недостаток своего роста отделенный восполнял властностью. Даже сам помкомвзвода Старчак никогда ему не перечил.

Кочуре хотелось от нас слышать только такие слова: "слушаюсь", "есть выполнять", "будет сделано", "никак нет". Других он за нами не признавал.

Так было все эти месяцы. Нам казалось, так будет всегда. Но тут прибыло пополнение. Как же теперь?

Для того, чтобы мы могли качественно предоставить Вам услуги, мы используем cookies, которые сохраняются на Вашем компьютере. Нажимая СОГЛАСЕН, Вы подтверждаете то, что Вы проинформированы об использовании cookies на нашем сайте. Отключить cookies Вы можете в настройках своего браузера.
Согласен