A A A Ц Ц Ц Ц

ШРИФТ:

Arial Times New Roman

ИНТЕРВАЛ:

х1 х1.5 х2

ИЗОБРАЖЕНИЯ:

Черно-белые Цветные
Ведлозерское сельское поселение
Пряжинский национальный муниципальный район

Выполнив первые указания А. А. Жданова, Штыков оставил Беломорск и выехал в район Лодейного Поля, где к тому времени находился командующий фронтом со своим штабом.

После того, как наши части форсировали Свирь, развернулось широкое наступление, и войска начали продвигаться вглубь занятой финнами территории Карелии. Генерал тоже не отставал от руководства наступавшей армии.

Через четыре дня тяжелейших ожесточенных боев многие населенные пункты были освобождены, и личный представитель Сталина облюбовал в двадцати километрах от Олонца деревню Самбатуксу для своего очередного походного пребывания. Вскоре он приказал кадровикам штаба подыскать ему толкового переводчика.

26 июня к нему выехал из Беломорска лейтенант Петров, некоторое время работавший в редакции "Sotilaan GGni" ("Голос солдата"). Эту газету сбрасывали с самолетов в расположение противника.

Лейтенант, как потом сам рассказывал, нашел генерала в деревне Самбатукса. Только вошел в избу, как увидел надменного, высокого, сухощавого военного. Переводчик понял: перед ним его начальник и представился Штыкову.

- Отныне ты, лейтенант, будешь подчиняться только мне! - с ходу отчеканил генерал. - Твоя задача – слушать финское радио четырежды в сутки: в 6 часов, 12-00, 18-00 и 22-00 и записывать новости. В твое распоряжение передается радиоприемник, пишущая машинка и бумага. После прослушивания записи доставлять мне!

- Есть, товарищ генерал! - вытянувшись, щелкнул лейтенант каблуками. В комнате, где Петрову предстояло работать, проживало пятеро офицеров. Им надоела трескотня финского радио, и они потребовали, чтобы переводчик прекратил единолично эксплуатировать радиоприемник. Офицеры тоже хотели его слушать, только их интересовали сводки Совинформбюро.

- Товарищи! - взмолился лейтенант, - это ведь распоряжение генерала Штыкова!..

К началу августа в Финляндии наметился кризис верхов, дело шло к смене правительства. Штыков стал раздражительным, нетерпимым. Видимо, что-то у него не клеилось. 5 августа я принес ему тексты передач задень. Только вернулся к себе и улегся спать, как ко мне врывается посыльный:

- Срочно к генералу!

Прибегаю, готовый вскинуть руку к пилотке и доложить.., но вижу вдруг в упор наставленный на меня пистолет.

- Тебя мало расстрелять! - рычит генерал...

- За что?

- Прозевал, ... твою мать, что в Финляндии смена правительства?

-Но...

Не дав сказать ни слова, все еще не опуская наставленного на меня пистолета, генерал приказывал, переходя чуть ли не на визг:

- Бери машину и дуй в Хельсинки! И чтобы к утру список членов Правительства был у меня на столе!

- Слушаюсь!

Я бросился вон из комнаты, приходя в себя от страха, благодаря судьбу, что ополоумевший генерал не спустил курок. На дворе стояла машина. Я к шоферу:

- Вперед!

- Куда?

- Скорей! В Хельсинки! Генерал приказал!

То ли шофер хорошо знал характер Штыкова, то ли слишком резко нажал на акселератор, легковушка с разворотом подпрыгнула и понеслась.

- С чего это генерал разъярился? - недоумевал я, мчась в сумраке, не ведая куда.

Неожиданно меня осенила догадка, и я точно выстрелил в ухо водителю:

- В разведотдел!

Заскочив к разведчикам, взмолился:

- Товарищи, спасайте!

- Как? Кого?

- Дайте состав правительства Финляндии!

- Мы только что передали его командующему.

Вот, оказывается, в чем дело! Выходит, Штыкову позвонил Мерецков, считая его специалистом по финским делам, а тот "ни тпру - ни ну"! Командующий, видать, намекнул личному представителю Сталина на незнание обстановки в Финляндии, и генерал рассвирепел.

Разведчики показали мне копию сообщения, что передали Мерецкову. Я тут же быстро накидал фамилии членов правительства - и на всех парах назад! Генерал, конечно же, не ожидал столь быстрого моего возвращения "из Хельсинки". Прямо с порога я громко начал:

- Товарищ генерал! Ваше приказание выполнено! Состав правительства доставлен полностью! - Тут же протягиваю ему лист, где рядком выстроились новые руководители Суоми.

Несколько раз ошеломленный взгляд генерала перебегал с протянутого мной листа бумаги на мое лицо и назад. Глаза его выражали то удивление, то сдержанную радость, тут же становились злыми, как у голодного волка, а под конец остались бессмысленно ошарашенными: за каких-то два часа смотаться в Хельсинки, потолковать с новым президентом страны Маннергеймом, заполучить у него список правительства и вернуться в резиденцию Штыкова!

Утром я снова был у генерала.

- Все, лейтенант! Более я в тебе не нуждаюсь! Свободен!.. Твою мать!!! 

Для того, чтобы мы могли качественно предоставить Вам услуги, мы используем cookies, которые сохраняются на Вашем компьютере. Нажимая СОГЛАСЕН, Вы подтверждаете то, что Вы проинформированы об использовании cookies на нашем сайте. Отключить cookies Вы можете в настройках своего браузера.
Согласен