A A A Ц Ц Ц Ц

ШРИФТ:

Arial Times New Roman

ИНТЕРВАЛ:

х1 х1.5 х2

ИЗОБРАЖЕНИЯ:

Черно-белые Цветные
Ведлозерское сельское поселение
Пряжинский национальный муниципальный район

Сегодня нам, современникам, очень сложно представить, как жило наше Ведлозеро лет сто назад. Во многом восстановить картину прошлого помогают документы, хранящиеся в различных архивах. Познакомиться с такими источниками можно не только у нас в России, но и в Финляндии. К примеру, в Фольклорном архиве Общества финской литературы (в ссылках - SKSA, далее – фамилия собирателя, номер коллекции и год записи), мне удалось обнаружить довольно любопытные этнографические сведения.

Как известно, во время Великой Отечественной войны Ведлозеро было оккупировано финнами. Часть местного населения успела выехать в эвакуацию, остальные продолжали жить на занятой территории. Помимо солдат, в наших деревнях было огромное количество финских учителей, а также исследователей разных направлений. Ученые старались зафиксировать, как и чем живут их соседи-карелы, что поют и рассказывают.

Внимание уделялось промыслам, для ведлозерчан одним из основных была рыбная ловля. По воспоминаниям, записанным финляндским исследователем Е. А. Виртанен в годы Великой Отечественной войны, в каждой деревне (на Погосте, в Речном устье, в Рожнаволоке, в Кинерме и Юргилице, реже в Кибре) был свой невод (SKSA Virtanen, 622/22, 1943). Количество их могло меняться в зависимости от сезона: летом и осенью – больше, зимой – меньше. Летний промысел, к примеру, начинался на Юрьев день и продолжался вплоть до Успения Пресвятой Богородицы (28.08), затем следовал осенний и зимний. Невод обычно держали два-три-четыре хозяина, которые поочередно выезжали на озеро снимать с сетей рыбу. Специально для рыбной ловли покупали (или делали сами) общую большую лодку: «При царе Николае было в Речном Устье (15 домов) два небольших невода. Один принадлежал братьям Василию и Никите Евсеевым, они владели половиной, другой – Николаю Евсееву и Ивану Исакову, владеющими другой половиной. <…>. Этот невод носил имя Евсеевский. Невод проверяли по очереди. <…>. Каждый из совладельцев покупал поочередно большую лодку, один пользовался ею, пока та служила (скажем, лет десять). (SKSA Virtanen 622/21, 1943. Перевод мой - В.П. Миронова. Оригинал текста хранится в Фольклорном архиве Общества финской литературы).

{phocagallery view=category|categoryid=102|limitstart=0|limitcount=0|detail=3|displayname=0|displaydetail=0|displaydownload=0|displaybuttons=0|displaydescription=0|displayimgrating=0}

Местные жители, среди которых был также поп и десятник, получали от рыбаков часть улова в дар, кому доставался целый черпак. Священники собирали таким образом рыбу в каждой деревне (SKSA Virtanen 622/45, 1943).

Помимо рыбного промысла, развивалось сельское хозяйство. В деревнях сеяли рожь, лен и репу. Земли не хватало, местным жителям приходилось выбирать пригодные участки в одном-четырех километрах от деревни или своего хутора, где они сначала жгли пожогу, выкорчевывали пни, а потом делали пригодные для посева поля. Каждая семья занималась этим самостоятельно: «Делали это самостоятельно, т. к. каждая семья отличалась по численности, а общине было трудно приказывать, там каждый мог сказать: “Ты сделал слишком мало”, другая работа не всегда позволяла заниматься пожогой» (SKSA Virtanen 622/87, 1943).

Молотили зерно обычно на ручных жерновах (jauhekivi – ручной жернов). В крупных деревнях были свои мельницы. По архивных данным, в деревне Мельница (бывшая деревня Мельница является частью с. Ведлозера) были две водяные мельницы, которые принадлежали двум зажиточным хозяевам. У каждой семьи было по 15-16 лошадей, до двух десятков коров и десятки овец (SKSA Virtanen 622/95, 1943).

К началу ХХ века практически каждая семья имела домашний скот: коров, быков, а также овец. Каждое лето для их пастьбы нанимался общий деревенский пастух, который в течение сезона переходил из дома в дом, получая пропитание в качестве оплаты за свой труд: «Деревенскому пастуху платили за быка, за две телки и двух больших телят так же, как за корову. Весной, когда стадо начинало выходить на пастбище, пастух получал яйцо или пару, или, если не было яиц, крендель от каждого дома. В Петров день ему давали масло от каждого двора по количеству коров. В Покров, когда сезон заканчивался, пастух собирал стадо и получал хлеб за каждый день пастьбы. Семьи побогаче одаривали его шерстяными рукавицами или носками» (SKSA Virtanen 622/62, 1943).

Немного сведений сохранилось об охоте, рассказывали только, что ходили в лес ставить силки на птиц. По нескольку раз в неделю проверяли добычу, излишки зачастую продавали на ярмарках или скупщикам (SKSA Virtanen 622/82, 1943).

Подобные архивные материалы дают нам возможность «окунуться» в прошлое, в историю нашего села Ведлозеро. В первую очередь удивляет огромное трудолюбие карелов, старающихся заниматься различными промыслами, чтобы прокормить свои большие семьи. Нам, современникам, есть чему поучиться, ведь только от собственных усилий, как мне кажется, зависит и наше благосостояние. Как говорят карелы: «Ruavol voit kivizen koin stroije» – «Трудом и каменный дом построишь».

Валентина Миронова, научный сотрудник Института языка,  литературы и истории Карельского научного центра, кандидат филологических наук, коренная ведлозерчанка

Для того, чтобы мы могли качественно предоставить Вам услуги, мы используем cookies, которые сохраняются на Вашем компьютере. Нажимая СОГЛАСЕН, Вы подтверждаете то, что Вы проинформированы об использовании cookies на нашем сайте. Отключить cookies Вы можете в настройках своего браузера.
Согласен